Показатели функциональной активности печени у пациентов с COVID-19

Резюме

Известно, что SARS-CoV-2 способен вызывать повреждение печени из-за его тропности к холангиоцитам и гепатоцитам, развития "цитокинового шторма", ишемии органа, усиливающихся на фоне имеющейся хронической патологии и нарастающих в период госпитализации, что, вероятно, может быть связано как с текущей медикаментозной нагрузкой, так и с коморбидной патологией. Оценка частоты выявления маркеров повреждения печени до назначения препаратов в стационаре позволила бы исключить медикаментозное влияние из спектра возможных механизмов нарушения функций печени.

Цель исследования - установить частоту и особенности изменений биохимических показателей функциональной активности печени у пациентов с COVID-19 с учетом возможных повреждающих факторов.

Материал и методы. В обсервационное поперечное исследование были отобраны 248 взрослых пациентов с подтвержденным COVID-19, госпитализированных в инфекционный стационар. Представлены клинико-лабораторная характеристика пациентов, частота повреждения печени и оценка взаимосвязи изученных параметров с такими факторами, как возраст, пол, коморбидность, прием лекарственных препаратов на догоспитальном этапе, тяжесть течения COVID-19, показатели насыщения кислородом (SaO2), необходимость проведения интенсивной терапии.

Результаты. 41,2% пациентов с COVID-19 имели отклонения от верхней границы нормы функциональных проб печени (ФПП) в момент госпитализации. Изменения ФПП представлены в основном холестатическим (76,9%) и цитолитическим (27,4%) синдромами и носили в большинстве случаев характер легких нарушений. Пациенты старше 50 лет более чем в 2 раза чаще имели признаки повреждения печени в сравнении с пациентами более молодого возраста [отношение шансов (ОШ) 2,24, 95% доверительный интервал (ДИ) 1,03-4,9]. Не обнаружено различий в частоте повреждения печени у пациентов в зависимости от пола (ОШ 1,3; 95% ДИ 0,74-2,27), коморбидности (ОШ 0,91; 95% ДИ 0,5-1,6), беременности (ОШ 0,85; 95% ДИ 0,45-1,7), приема препаратов до госпитализации (ОШ 1,3; 95% ДИ 0,6-2,7), в том числе в зависимости от степени гепатотоксичности. Частота выявления маркеров нарушения функции печени практически в 2 раза выше у пациентов с тяжелым течением COVID-19 (ОШ 1,9; 95% ДИ 1,1-3,4), не связаны с уровнем гипоксии (ОШ 0,7, 95% ДИ 0,1-7,8) и необходимостью проведения интенсивной терапии (ОШ 2,8; 95% ДИ 0,3-32,4).

Заключение. Установлено, что на момент поступления в стационар пациенты с COVID-19 имели нарушения ФПП в основном легкой степени, которые чаще регистрировались у больных старше 50 лет и увеличивались с тяжестью течения COVID-19. Для преодоления ограничений текущего поперечного исследования и получения более однозначных выводов следует провести когортное исследование.

Ключевые слова:COVID-19; SARS-CoV-2; повреждение печени; функциональные пробы печени

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов. Концепция и дизайн исследования - Фазылов В.Х., Олейник А.Ф.; обзор литературы - Олейник А.Ф., Реватхи Ч.Г.; сбор данных - Акифьев В.О., Файяд А.М.; статистический анализ - Абдулла О.Ф., Олейник А.Ф.; выводы - Олейник А.Ф., Фазылов В.Х., Абдулла О.Ф.; подготовка рукописи - Олейник А.Ф., Фазылов В.Х.

Для цитирования: Фазылов В.Х., Олейник А.Ф., Абдулла О.Ф., Акифьев В.О., Файяд А.М., Реватхи Г.Ч. Показатели функциональной активности печени у пациентов с COVID-19 // Инфекционные болезни: новости, мнения, обучение. 2022. Т. 11, № 3. С. 35-43. DOI: https://doi.org/10.33029/2305-3496-2022-11-3-35-43

Пандемия новой коронавирусной инфекции (COVID-19) играет важную роль в дестабилизации систем здравоохранения во всем мире. Установлено, что, помимо повреждения легких, SARS-CoV-2 способен вызывать повреждение печени, которое коррелирует с тяжестью легочного поражения [1]. По данным научной литературы, от 19 до 76% пациентов с COVID-19 демонстрируют отклонения от верхней границы нормы (ВГН) функциональных проб печени (ФПП) преимущественно с развитием цитолитического (чаще всего в пределах 5 ВГН), холестатического синдромов либо признаков повреждения смешанного характера [2-6]. Среди возможных механизмов повреждения печени следует рассматривать прямое действие вируса на гепатоциты и холангиоциты [6-7], опосредованное воздействие при развитии "цитокинового шторма" [8] и ишемии органа в результате дыхательной гипоксии и тромботических осложнений [9]. Кроме того, имеющаяся до начала заболевания хроническая болезнь печени или другая коморбидная патология связана с увеличением тяжести течения и смертности от COVID-19 [10]. Установлено, что нарушения ФПП нарастают в течение 2 нед после госпитализации, коррелируя как с тяжестью течения COVID-19, так и с медикаментозной нагрузкой [1]. Неясно, являются ли отклонения ФПП ранним маркером тяжести течения болезни перед госпитализацией, исключая при этом возможное лекарственное воздействие в ходе стационарного лечения.

Цель исследования - установить частоту и особенности изменений биохимических показателей функциональной активности печени у пациентов с COVID-19 с учетом возможных повреждающих факторов.

Материал и методы

В обсервационное поперечное исследование были включены пациенты, госпитализированные в ГАУЗ "Республиканская клиническая инфекционная больница им. профессора А.Ф. Агафонова" г. Казани с 1 октября по 4 декабря 2020 г.

Критерии включения пациентов в исследование: 1) возраст старше 18 лет; 2) подтвержденный случай COVID-19 (положительный результат исследования назофарингеального мазка методом полимеразной цепной реакции на РНК SARS-CoV-2).

Критерии исключения из исследования: 1) возраст <18 лет; 2) неподтвержденный (подозрительный, вероятный) случай COVID-19; 3) наличие вирусного гепатита, установленное на основании анамнестических данных и/или обнаружение при скрининге серологических маркеров (HBsAg, анти-HCV).

Демографические, клинические, лабораторно-инструментальные данные отбирали из историй болезни госпитализированных пациентов. Учитывали следующие данные: 1) жалобы; 2) показатели витальных функций (температура тела, частота дыхания, пульс, АД, сатурация); 3) результаты лабораторно-инструментальных методов исследования при поступлении пациента в стационар (общий анализ крови, общий анализ мочи, биохимический анализ крови; 4) результаты компьютерной томографии органов грудной клетки (КТ ОГК); 5) данные о сопутствующих заболеваниях и медикаментозном лечении пациента до госпитализации в стационар.

Установление подтвержденного случая COVID-19 проводили на основании положительного результата выявления РНК SARS-CoV-2 методом полимеразной цепной реакции тест-системой "РеалБест РНК SARS-CoV-2" (АО "Вектор-Бест", Россия) и "АмплиСенс® SARS-CoV-2-IT" (ФБУН ЦНИИ Эпидемиологии Роспотребнадзора, Россия). Скрининг на HBsAg и анти-HCV проводили с использованием тест-систем "Вектогеп B-HBs-антиген (комплект 4)" и "Бест анти-ВГС (комплект 4)" соответственно (АО "Вектор-Бест", Россия).

В биохимическом анализе крови выбирали следующие ФПП: аланин- (АЛТ) и аспартатаминотрансфераза (АСТ), γ-глутамилтранспептидаза (ГГТ), щелочная фосфатаза (ЩФ), общий билирубин (ОБ), определяемые при помощи набора реагентов "АЛТ-УФ-Ново жидкая форма", "АСТ-УФ-Ново жидкая форма", "Гамма-ГТ-Ново", "Щелочная фосфатаза-Ново жидкая форма", "Билирубин-Ново (общий)" производства АО "Вектор-Бест" (Россия). Отклонениями от ВГН в ФПП считали следующие значения: АЛТ >55 МЕ/л, АСТ >48 МЕ/л, ГГТ >61 МЕ/л, ЩФ >129 МЕ/л, ОБ >17 мкмоль/л, альбумин <35 г/л. Из-за отсутствия общепринятых критериев определения степени тяжести повреждения печени при COVID-19 на настоящий момент отклонение от ВГН в пределах 2 норм считали легким, от 2 до 5 ВГН - умеренным, выше 5 ВГН - выраженным. Гипоальбуминемию 25-35 г/л расценивали как легкую, 25-20 г/л - как умеренную, менее 20 г/л - как тяжелую.

Потенциальную гепатотоксичность препаратов оценивали на основании данных ресурса LiverTox® (см. http://livertox.nlm.nih.gov), содержащего информацию о документально подтвержденной гепатотоксичности лекарственных препаратов, зарегистрированных в регистре Drug-Induced Liver Injury Network (DILIN), классифицированных по категориям от А до категории HD.

Категория А - препарат хорошо известен как вызывающий прямое или идиосинкразическое повреждение печени; категория B - препарат с высокой вероятностью вызывает идиосинкразическое поражение печени; категория C - препарат, вероятно, связан с идиосинкразическим поражением печени, но об этом сообщалось редко; категория D - сообщения о единичных случаях, связанных с применением препарата, редкая причина повреждения печени; категория E - нет доказательств того, что препарат вызывает повреждение печени; категория X - лекарство, недавно введенное в клиническую медицину или редко используемое, информации недостаточно; категория HD - хорошо известная причина поражения печени, но тяжелые случаи возникают только при приеме высоких доз.

При расчете ОШ повреждения печени в зависимости от наличия/отсутствия приема лекарственных препаратов на догоспитальном этапе из анализа исключены препараты, по которым отсутствуют данные в информационном ресурсе LiverTox®.

В качестве метода визуализации органов грудной клетки использовали мультиспиральную компьютерную томографию на аппарате Toshiba Aquilion Lightning TSX-036 A.

Тяжесть течения COVID-19 устанавливали на основании критериев, изложенных во временных методических рекомендациях "Профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции (COVID-19), версия 9"1.

1 https://static-0.minzdrav.gov.ru/system/attachments/attaches/000/052/550/original/МР_COVID-19_%28v9%29.pdf?1603788097

Статистическая обработка

Обработку и анализ данных проводили с использованием IBM SPSS Statistics версия 26, Microsoft Excel 2010. Для расчета выборки исследования использовали сервис Openepi (Sample size). Расчетная выборка на основании предполагаемой частоты события (19-76%, по данным литературы) и 80% мощности составила 102 человека. Нормальность распределения количественного признака в вариационном ряду оценивали с помощью критерия Шапиро-Уилка, равенство дисперсий распределения признаков - с помощью критерия Левена. В случае распределения отличного от нормального использованы непараметрические методы статистического анализа. Данные представлены в виде среднего значения и стандартного отклонения (M±SD) в случае нормального распределения, в виде медианы и межквартильного размаха (Me [Q1; Q3]) - при распределении, отличном от нормального. Для оценки связи двух признаков (r) применен непараметрический метод корреляционного анализа Спирмена. При помощи четырехпольных таблиц рассчитаны показатели ОШ и 95% ДИ. Отклонение нулевой гипотезы происходило при пороговом уровне статистической значимости p≤0,05.

Результаты и обсуждение

В исследование были отобраны 248 пациентов, отвечавших критериям включения, из них у 211 были результаты определения ФПП (рис. 1). Пациентов, не имевших результатов определения того или иного показателя ФПП, исключали из анализа.

Медиана возраста участников составила 65,0 [54; 72] года, из них мужчины - 39%, женщины - 61%. Распределение пациентов по возрасту представлено на рис. 2.

Сопутствующие заболевания/состояния имели 65,7% пациентов: артериальную гипертензию (АГ) - 52,8%, сахарный диабет (СД) - 21,8%, ишемическую болезнь сердца (ИБС) - 15,7%, острое нарушение мозгового кровообращения в анамнезе - 4%, бронхиальную астму (БА) - 2,8%, хронический пиелонефрит - 2%, беременность - 6%. Нормальный индекс массы тела [(ИМТ) <24,9 кг/м2] - у 19,8% пациентов, тогда как большая часть больных (80,2%) демонстрировали избыточную массу тела или различные степени ожирения: избыточная масса тела (ИМТ 25,0-29,9 кг/м2) отмечена у 35,7%, ожирение I степени (ИМТ 30,0-34,9 кг/м2) - у 24,1%, II степени (ИМТ 35,0-39,9 кг/м2) - у 12,1% и III степени (ИМТ >40,0 кг/м2) - у 8,2% пациентов.

Большинство (82,2%) пациентов, поступивших в стационар, указывали на прием лекарственных средств (ЛС) в анамнезе, что было связано с сопутствующей патологией или с развитием настоящего заболевания (табл. 1).

Наиболее широко используемыми препаратами были антибиотики широкого спектра действия (азитромицин

и левофлоксацин), противовирусные препараты (умифеновир и интерферон α) и препарат из группы НПВС (ацетаменофен), большая часть из которых относится к классу А гепатотоксичности по
DILIN.

Пациенты поступали в стационар на 8,5-й [4,5; 11,0] день болезни. При поступлении наиболее часто диагностировали интоксикационный (97,5%) и респираторный синдромы (83,4%). Состояние 54,6% пациентов было расценено как легкой/средней степени тяжести (далее - нетяжелое), тогда как 45,4% пациентов имели тяжелое течение болезни.

Большинство пациентов (75,0%) имели нормальное систолическое артериальное давление при поступлении (100-140 мм рт.ст.), однако у 22,6% выявлена гипертензия (>140 мм рт.ст.) и у 2,4% - гипотензия (<100 мм рт.ст.). Сатурация кислорода в крови оставалась в пределах нормальных значений (>95%) у 38% госпитализированных пациентов, тогда как остальные пациенты (62%) демонстрировали различные степени угнетения насыщения кислородом крови: SрO2 90-94% в 52,8% случаев, 89-75% у 7,6%, <75% у 1,2% участников исследования. Общий анализ крови отличался умеренным лейкоцитозом (4,7%) и тромбоцитопенией (20,9%).

В биохимическом анализе крови (табл. 2) у 41,2% пациентов зафиксированы отклонения ФПП в виде увеличения АЛТ (14,4%), АСТ (27,4%), ОБ (6,8%), ЩФ (76,9%), ГГТ (50%), гипоальбуминемии (29,4%).

Большинство отклонений ФПП были в пределах 2 ВГН (рис. 3).

Наиболее частым типом отклонения ФПП от нормы было повышение уровней ЩФ (76,9%) и ГГТ (50%) и в меньшей степени - аминотрансфераз, чаще АСТ, чем АЛТ (27,4 и 14,4% соответственно). Большинство указанных отклонений были в пределах 2 ВГН, однако в случае с ЩФ и ГГТ несколько чаще обнаруживали превышение значения более 2 ВГН. Почти треть пациентов демонстрировали сниженный уровень альбумина.

Нормальный уровень сахара в крови пациентов при поступлении был выявлен в 31,8% случаев, в 64% - повышенный уровень (включая пациентов с установленным ранее СД). Для всех пациентов был характерен повышенный уровень СРБ.

При проведении корреляционного анализа установлено, что показатели АЛТ, АСТ и ОБ значимо коррелировали между собой (r=0,69, r=0,23, r=0,24, p=0,001 соответственно между АЛТ и АСТ, АЛТ и ОБ, АСТ и ОБ). АСТ, ОБ и альбумин значимо коррелировали с СРБ (r=0,2, p=0,004, r=0,18, p=0,01, r=-0,54, p=0,04 соответственно). При этом ЩФ имела прямую связь средней силы с уровнем SрO2 (r=-0,55, p=0,003).

Сравнительная характеристика отклонения ФПП от ВГН в зависимости от различных факторов представлена в табл. 3.

Пациенты в возрасте 50 лет и старше более чем в 2 раза чаще имели отклонения ФПП от ВГН в сравнении с пациентами более молодого возраста [отношение шансов (ОШ) 2,24; 95% доверительный интервал (ДИ) 1,03-4,9]. Не обнаружено статистически значимых различий отклонений ФПП в зависимости от пола, коморбидности, включая повышенный ИМТ, прием препаратов на догоспитальном этапе. Пациенты с установленной тяжелой степенью течения COVID-19 на этапе госпитализации практически в 2 раза чаще демонстрировали отклонения ФПП от ВГН (ОШ 1,9; 95% ДИ 1,1-3,4). Однако это не было сопряжено со степенью гипоксии (на основании SрO2) и необходимостью госпитализации в ПИТ/ОРИТ.

Согласно результатам исследования, большинство пациентов, госпитализированных с COVID-19, были представителями старшей возрастной группы с коморбидной патологией, в том числе с избыточной массой тела, что согласуется с известными факторами риска тяжелого течения COVID-19 [11]. Превалирование женского пола над мужским в исследовании идет вразрез с текущими данными

о повышенном риске тяжелого течения среди мужчин [12]. Примечательно, что среди участников исследования не было пациентов с хронической болезнью печени в анамнезе, что позволяло нам исключить влияние имеющейся проблемы на вовлечение печени в инфекционный процесс при
COVID-19.

Поскольку рядом автором было показано, что повреждение печени при COVID-19 во многом ассоциировано с назначением медикаментов в стационаре [1], целью настоящего исследования была оценка повреждения печени, имеющаяся до момента госпитализации. Однако с учетом широкого использования препаратов еще на догоспитальном этапе (более 80% пациентов), назначенных с целью контроля имеющихся хронических заболеваний или лечения текущего острого состояния, было трудно полностью исключить их токсический эффект на функцию печени, поэтому указание на прием ЛС на догоспитальном этапе было включено в анализ возможных факторов риска повреждения печени. Стоит отметить широкое необоснованное использование антибиотикотерапии и препарата противовирусного действия с недостаточно убедительной базой клинической эффективности среди пациентов, включенных в исследование (частота использования азитромицина и умифеновира достигала четверти всех случаев) [13]. Не выявлена связь повреждения печени с приемом ЛС на догоспитальном этапе (ОШ 1,3; 95% ДИ 0,6-2,7), что, с одной стороны, является свидетельством влияния различных механизмов в процессе повреждения печени, а с другой - свидетельствует о неэффективности назначения вышеуказанных препаратов для профилактики развития среднетяжелых и тяжелых форм, а также связанной с этим госпитализации пациентов.

Пациенты в основном поступали на 8,5-й день болезни, что ожидаемо с учетом патогенеза заболевания: вовлечения нижних дыхательных путей с развитием дыхательной недостаточности и реакции гипервоспаления [14]. Не обнаружено существенных различий в клинико-лабораторном проявлении заболевания между пациентами в данном исследовании и данными литературы [15]. Ведущими клиническими синдромами явились синдром интоксикации (97,5%) и респираторный (83,4%) с развитием дыхательной недостаточности (62% по данным SрO2). При изучении лабораторных данных пациентов, инфицированных SARS-CoV-2, следует отметить наличие умеренного лейкоцитоза, тромбоцитопении, гипергликемии, повышение маркеров воспаления, таких как СРБ, что также согласуется с данными литературы [9, 16]. 41,2% включенных в исследование пациентов имели какие-либо отклонения ФПП от ВГН, что совпадает с результатами прочих исследований [16, 17].

К заключению о наличии признаков повреждения печени по изменению уровней ЩФ и ГГТ следует подходить с осторожностью, особенно в случаях их изолированного повышения. Они являются неспецифическими маркерами болезни печени, поскольку экспрессируются в эпителиальных клетках различных тканей, а не только в печени. По данным литературы, частота повышения ГГТ выявлена в 50% случаев, ЩФ - в 1,8% [18]. Превалирование повышения АСТ над АЛТ, вероятно, может указывать как на тропность SARS-CoV-2 к гепатоцитам [6], так и, возможно, на внепеченочный характер происхождения этих изменений [19]. Учитывая результаты проведенного корреляционного анализа, где АЛТ, АСТ и ОБ значимо коррелировали между собой, можно сделать вывод о вероятно печеночном происхождении повышения АСТ. Большинство отклонений ФПП были легкой и умеренной степени, что, вероятно, свидетельствует в пользу того, что описанные в литературе тяжелые повреждения печени, наблюдаемые в ходе пребывания пациента в стационаре, в большей степени являются результатом медикаментозной нагрузки [18, 19].

Одним из возможных механизмов повреждения печени на ранних стадиях болезни (трактуемых как немедикаментозные) является внутрипеченочная иммунная активация, происходящая при ряде других вирусных респираторных инфекций [20], а также прямое цитопатическое действие вируса [6]. Также нельзя исключить влияние фактора системного воспаления, поскольку по результатам исследования при тяжелом течении болезни чаще выявляли признаки повреждения печени (ОШ 1,9; 95% ДИ 1,1-3,4), что также нашло отражение в ряде других исследований [16-18]. Кроме того, ряд биохимических показателей, а именно АСТ, ОБ и альбумин, значимо коррелировали с уровнем СРБ, являющимся основным маркером активности процесса в легких, что свидетельствует скорее о прямом и/или опосредованном действии SARS-CoV-2 на повреждение печени, нежели о других факторах, таких как сопутствующая патология, медикаментозная нагрузка и пр. Отсутствие выявления более высокой частоты признаков повреждения печени в группе пациентов со сниженной SрO2 указывает на то, что гипоксия не являлась ведущей причиной повреждения органа [19]. Примечательно, что при наличии связи между повреждением печени и тяжестью течения COVID-19, повреждение не приводило к необходимости госпитализации в ПИТ/ОРИТ, что также отрицает гипоксическую природу повреждения, тогда как госпитализация в ПИТ/ОРИТ происходила в основном в результате развития дыхательной недостаточности. Пациенты старшего возраста (в исследовании в возрасте 50 лет и старше) имели, вероятно, более высокие риски повреждения печени в сравнении с пациентами более молодого возраста (ОШ 2,24; 95% ДИ 1,03-4,9). Данные литературы демонстрируют схожие результаты [18]. Не обнаружено статистически значимых различий отклонений в ФПП в зависимости от пола, коморбидности, включая повышенный ИМТ. В исследовании отсутствовали пациенты с имеющейся болезнью печени, у которых реализация повреждения органа наиболее вероятна [18].

Существенным ограничением исследования была невозможность оценить дальнейшую динамику маркеров повреждения печени по мере усиления реакции гипервоспаления. Следует также отметить, что при расчете отношения шансов повреждения печени в зависимости от наличия/отсутствия приема лекарственных препаратов на догоспитальном этапе из анализа были исключены препараты, по которым отсутствовали данные в информационном ресурсе LiverTox®, несмотря на потенциальную возможность неблагоприятного влияния на функцию печени.

Заключение

Результаты исследования подтвердили, что основной группой риска заболевания COVID-19 являются люди старше 60 лет, с вероятностью развития тяжелого течения болезни на фоне сопутствующей патологии (АГ, СД, ожирение). Госпитализация пациентов происходила в среднем на 8,5-й день болезни. Течение в 45% случаев характеризовалось как тяжелое с отклонениями ряда ФПП от ВГН у более 40% пациентов в момент госпитализации. Отклонения ФПП носили в основном легкий и, реже, среднетяжелый характер изменений. Пациенты старше 50 лет более чем в 2 раза чаще демонстрировали отклонения ФПП по сравнению с пациентами более молодого возраста. Не обнаружено различий в частоте выявления отклонений ФПП у пациентов в зависимости от пола, коморбидности, беременности, приема препаратов на догоспитальном этапе, в том числе в зависимости от класса гепатотоксичности.

Литература/References

1. Cai Q., Huang D., Yu H., et al. COVID-19: abnormal liver function tests. J Hepatol. 2020; 73 (3): 566-74. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jhep.2020.04.006 Epub 2020 Apr 13. PMID: 32298767; PMCID: PMC7194951.

2. Bloom P., Meyerowitz E., Reinus Z., et al. Liver biochemistries in hospitalized patients with COVID-19. Hepatology. 2021; 73 (3): 890-900. DOI: https://doi.org/10.1002/hep.31326

3. Mao R., Qiu Y., He J., et al. Manifestations and prognosis of gastrointestinal and liver involvement in patients with COVID-19: a systematic review and meta-analysis. Lancet Gastroenterol Hepatol. 2020; 5 (7): 667-78. DOI: https://doi.org/10.1016/S2468-1253(20)30126-6

4. Qi X., Liu C., Jiang Z., et al. Multicenter analysis of clinical characteristics and outcomes in patients with COVID-19 who develop liver injury. J Hepatol. 2020; 73 (2): 455-8. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jhep.2020.04.010

5. Vespa E., Pugliese N., Piovani D., et al. Liver tests abnormalities in COVID-19: trick or treat? J Hepatol. 2020; 73 (5): 1275-6. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jhep.2020.05.033

6. Wang Y., Liu S., Liu H., et al. SARS-CoV-2 infection of the liver directly contributes to hepatic impairment in patients with COVID-19. J. Hepatol. 2020; 73 (4): 807-16. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jhep.2020.05.002

7. Zhao B., Ni C., Gao R., et al. Recapitulation of SARS-CoV-2 infection and cholangiocyte damage with human liver ductal organoids. Protein Cell. 2020; 11 (10): 771-5. DOI: https://doi.org/10.1007/s13238-020-00718-6.

8. Webb B., Peltan I., Jensen P., et al. Clinical criteria for COVID-19-associated hyperinflammatory syndrome: a cohort study. Lancet Rheumatol. 2020; 2 (12): e754-63. DOI: https://doi.org/10.1016/S2665-9913(20)30343-X

9. Wang D., Hu B., Hu C., et al. Clinical characteristics of 138 hospitalized patients with 2019 novel coronavirus-infected pneumonia in Wuhan, China. JAMA. 2020; 323 (11): 1061-9. DOI: https://doi.org/10.1001/jama.2020.1585

10. Moon A., Webb G., Aloman C., et al. High mortality rates for SARS-CoV-2 infection in patients with pre-existing chronic liver disease and cirrhosis: preliminary results from an international registry. J Hepatol. 2020; 73 (3): 705-8. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jhep.2020.05.013

11. Wang B., Li R., Lu Z. Huang Y. Does comorbidity increase the risk of patients with COVID-19: evidence from meta-analysis. Aging (Albany NY). 2020; 12 (7): 6049-57. DOI: https://doi.org/10.18632/aging.103000

12. Channappanavar R., Fett C., Mack M., et al. Sex-based differences in susceptibility to severe acute respiratory syndrome coronavirus infection. J Immunol. 2017; 198 (10): 4046-53. DOI: https://doi.org/10.4049/jimmunol.1601896

13. WHO Guidelines for Pharmacological Management of Pandemic Influenza A(H1N1) 2009 and Other Influenza Viruses. Geneva: World Health Organization, February 2010: 20−1. URL: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/NBK138515/

14. Siddiqi H., Mehra M. COVID-19 illness in native and immunosuppressed states: a clinical-therapeutic staging proposal. J Heart Lung Transplant. 2020; 39 (5): 405-7. DOI: https://doi.org/10.1016/j.healun.2020.03.012

15. Grant M., Geoghegan L., Arbyn M., et al. The prevalence of symptoms in 24,410 adults infected by the novel coronavirus (SARS-CoV-2; COVID-19): A systematic review and meta-analysis of 148 studies from 9 countries. PLoS One. 2020; 15 (6): e0234765. DOI: https://doi.org/10.1371/journal.pone.0234765

16. Guan W., Ni Z., Hu Y., et al. Clinical characteristics of coronavirus disease 2019 in China. N Engl J Med. 2020; 382 (18): 1708-20. DOI: https://doi.org/10.1056/NEJMoa2002032

17. Huang C., Wang Y., Li X., et al. Clinical features of patients infected with 2019 novel coronavirus in Wuhan, China. Lancet. 2020; 395 (10 223): 497-506. DOI: https://doi.org/10.1016/S0140-6736(20)30183-5

18. Zhang C., Shi L., Wang F. Liver injury in COVID-19: management and challenges. Lancet Gastroenterol Hepatol. 2020; 5 (5): 428-30. DOI: https://doi.org/10.1016/S2468-1253(20)30057-1

19. Bangash M., Patel J., Parekh D. COVID-19 and the liver: little cause for concern. Lancet Gastroenterol Hepatol. 2020; 5 (6): 529-30. DOI: https://doi.org/10.1016/S2468-1253(20)30084-4

20. Adams D., Hubscher S. Systemic viral infections and collateral damage in the liver. Am J Pathol. 2006; 168 (4): 1057-9. DOI: https://doi.org/10.2353/ajpath.2006.051296

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Ющук Николай Дмитриевич
Академик РАН, профессор, почетный заведующий кафедрой инфекционных болезней и эпидемиологии, президент ФГБОУ ВО "Московский государст­венный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова" Минздрава России, член Правления Национального научного общества инфекционистов.
Вскрытие
Медицина сегодня
Уважаемые коллеги, до XI-го Национального конгресса с международным участием имени Н.О. Миланова "Пластическая хирургия, эстетическая медицина и косметология" осталось 3 дня

Уважаемые коллеги, до XI-го Национального конгресса с международным участием имени Н.О. Миланова "Пластическая хирургия, эстетическая медицина и косметология" осталось 3 дня! С 29 ноября по 1 декабря 2022 года в Москве пройдет XI Национальный конгресс "Пластическая хирургия,...

X конференция с международным участием "Креативная кардиология и кардиохирургия. Новые технологии диагностики и лечения заболеваний сердца"

6-7 декабря 2022 года состоится юбилейная X конференция с международным участием "Креативная кардиология и кардиохирургия. Новые технологии диагностики и лечения заболеваний сердца", которая будет проходить в очном и онлайн-формате в ФГБУ "НМИЦ ССХ им. А.Н. Бакулева"...

Приглашаем 1 и 2 декабря в Москву на яркий профессиональный праздник - итоговую всероссийскую Школу РОАГ!

Приглашаем 1 и 2 декабря в Москву на яркий профессиональный праздник - итоговую всероссийскую Школу РОАГ! Школа в Москве занимает особое место в образовательном цикле Школ РОАГ. На ней подводятся итоги прошедшего сезона, обсуждаются темы, которые вызывают наибольший интерес...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»