Антибактериальная терапия инфекции кровотока, вызванной Acinetobacter baumannii, у больных COVID-19

Резюме

Вторичная бактериальная инфекция является одним из важных факторов риска развития тяжелого течения и летального исхода при COVID-19. В основе рационального выбора средств антибактериальной терапии лежат данные микробиологического мониторинга возбудителей инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи.

Цель исследования - определить основные опции антибактериальной терапии инфекций кровотока, вызванных Acinetobacter baumannii у больных COVID-19.

Материал и методы. Проведено ретроспективное одноцентровое сплошное неконтролируемое исследование частоты бактериемии, вызванной A. baumannii у пациентов с COVID-19, проходивших лечение

в ГБУЗ "ГКБ № 52 ДЗМ" с октября 2020 г. по сентябрь 2021 г. Для каждого выделенного штамма A. baumannii определена чувствительность к основным антибактериальным средствам. Генетические детерминанты антибиотикорезистентности исследованы методом мультиплексной полимеразной цепной реакции (ПЦР) в режиме реального времени. Проанализированы основные терапевтические опции при инфекции кровотока, вызванной A. baumannii.

Результаты и обсуждение. Инфекции кровотока были диагностированы у 758 (4,7%) из 16 047 госпитализированных пациентов с COVID-19. В 76% случаев возбудителями инфекций кровотока были грам-

отрицательные бактерии. A. baumannii были выделены из крови 143 (0,89%) пациентов. Обнаружение патогена в крови больных
COVID-19 ассоциировано с тяжелым и крайне тяжелым течением болезни. Большинство (93%) штаммов выделено в отделении реанимации и интенсивной терапии. Изученные штаммы

A. baumannii были карбапенем-резистентными (
CRAb) и фенотипически относились к классу XDR. По данным исследования методом ПЦР, штаммы A. baumannii являлись продуцентами оксациллиназ OXA-23, OXA-40 и OXA-51.

Заключение. Циркуляция в отделениях реанимации и интенсивной терапии A. baumannii CRAb делает нерациональной и неэффективной эмпирическую терапию на основе карбапенемов. Для этиотропной терапии инфекции кровотока, вызванной A. baumannii, рекомендовано использовать комбинированные схемы антибактериальной терапии с включением полимиксина В и сульбактама.

Ключевые слова:Acinetobacter baumannii; антибиотикорезистентность; бактериемия; инфекция, связанная с оказанием медицинской помощи; COVID-19

Финансирование. Авторы заявляют об отсутствии внешнего финансирования при проведении исследования.

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие конфликта интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Вклад авторов. Сбор и статистическая обработка данных, анализ результатов, обзор публикаций по теме статьи, написание текста - Малыгин А.С.; концепция и дизайн исследования, редактирование, утверждение окончательного варианта статьи - Царенко С.В.; сбор и обработка материала, анализ результатов - Филимонова Е.В. Все авторы принимали участие в обсуждении результатов.

Для цитирования: Малыгин А.С., Царенко С.В., Филимонова Е.В. Антибактериальная терапия инфекции кровотока, вызванной Acinetobacter baumannii, у больных COVID-19 // Инфекционные болезни: новости, мнения, обучение. 2022. Т. 11, № 3. С. 21-27. DOI: https://doi.org/10.33029/2305-3496-2022-11-3-21-27

Вторичная бактериальная инфекция является одним из важных факторов риска развития тяжелого течения и летального исхода больных COVID-19 [1, 2]. По данным систематического обзора [3], коинфекции и суперинфекции встречаются соответственно у 19 и 24% пациентов с COVID-19. Имеются сообщения о наличии вторичной бактериальной инфекции у 50% пациентов, умерших от COVID-19 [4]. Наибольшему риску развития вторичных инфекций, вызванных патогенами с множественной лекарственной устойчивостью, подвержены пациенты отделений реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ) [5]. Использование искусственной вентиляции легких и экстракорпоральной мембранной оксигенации (ЭКМО) в лечении пациентов с острым респираторным дистресс-синдромом при тяжелом течении COVID-19 увеличивает вероятность возникновения вторичных инфекционных осложнений [6-9]. Риски развития инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи (ИСМП), существенно возрастают при продолжительности ЭКМО более 4-5 дней [10].

Изучение эпидемиологических аспектов инфекционных осложнений при COVID-19 очень важно для разработки и внедрения клинических протоколов антибактериальной терапии больных новой коронавирусной инфекцией [11]. В этиологической структуре ИСМП особое значение имеют патогены группы ESKAPE (Enterococcus faecium, Staphylococcus aureus, Klebsiella pneumoniae, Acinetobacter baumannii, Pseudomonas aeruginosa и Enterobacter spp.). A. baumannii - это грамотрицательные, не образующие спор, не ферментирующие аэробные бактерии, которые могут являться причиной развития тяжелой инфекции кровотока, дыхательных путей, кожи, мягких тканей [12]. В 2017 г. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) отнесла A. baumannii к патогенам, которые представляют значительную угрозу для здоровья человека и требуют поиска новых антибактериальных средств [13]. Распространение ацинетобактерной инфекции в стационарах обусловлено способностью этих микроорганизмов выживать как во влажных, так и в сухих условиях госпитальной среды, образованием биопленок, резистентностью к большинству антибактериальных препаратов и ряду антисептических и дезинфицирующих средств (фурацилин, риванол и др.) [14, 15].

Глобальной проблемой является широкое распространение госпитальных штаммов A. baumannii с множественной (MDR) и экстремальной (XDR) резистентностью к антибактериальным средствам. Основные механизмы резистентности Acinetobacter spp. включают нарушения проницаемости клеточной стенки, модификацию пориновых и пенициллин-связывающих белков, активацию системы эффлюкса, продукцию β-лактамаз различных типов [16]. Зарегистрированы штаммы A. baumannii, резистентные к колистину. Устойчивость к полимиксинам может быть обусловлена изменениями структуры липополисахаридов, что генетически детерминировано мутациями в генах lpxA/D/C и pmrA/B [17, 18]. Кроме того, в формирование резистентности к этим антибиотикам могут быть вовлечены гены плазмид (mcr-1, mcr-2 и mcr-3 и др.) [19].

Большинство госпитальных штаммов A. baumannii резистентны к аминогликозидам, фторхинолонам и карбапенемам. Устойчивость Acinetobacter spp. к аминогликозидам может быть связана с выработкой метилазы 16S рРНК, аминоацетилтрансфераз, аденилтрансфераз и фосфорилаз. Резистентность к фторхинолонам обусловлена модификацией ДНК-гиразы бактерий, а также изменениями структуры белка наружной мембраны и снижением проницаемости клеточной стенки. Наибольшее клиническое значение имеют карбапенем-резистентные штаммы А. baumannii (CRAb).

В формирование резистентности к карбапенемам свой вклад вносят гены OXA-β-лактамаз (OXA-23, OXA-40, OXA-48, OXA-58) и металло-β-лактамаз (VIM, IMP, NDM) [20]. Наиболее часто резистентность А. baumannii к карбапенемам ассоциирована с генами ОХА-23 и ОХА-40 [21], реже выявляются гены металло-β-лактамаз NDM-типа [15]. Большинство генов, кодирующих продукцию приобретенных карбапенемаз, входят в состав интегронов, которые обладают высокой мобильностью и быстро распространяются между микроорганизмами с помощью плазмид и транспозонов. Наличие карбапенем-резистентных штаммов A. baumannii существенно уменьшает число терапевтических опций и создает проблемы в адекватном применении средств этиотропной терапии [20, 22].

Задержка с назначением адекватной антибактериальной терапии A. baumannii оказывает значительный негативный эффект на клинический исход инфекционной болезни, а преждевременное ее завершение может приводить к рецидивам [14]. Не существует "золотого стандарта" лечения ацинетобактерных инфекций [23]. Выбор терапии ИСМП, вызванных A. baumannii, должен проводиться на основе национальных и локальных клинических протоколов [24].

Цель исследования - определить основные опции антибактериальной терапии инфекции кровотока, вызванной A. baumannii, у больных COVID-19.

Материал и методы

Проведено ретроспективное одноцентровое сплошное неконтролируемое исследование частоты бактериемии, вызванной A. baumannii, у пациентов с COVID-19, проходивших лечение в инфекционном госпитале ГБУЗ "ГКБ № 52 ДЗМ" с октября 2020 г. по сентябрь 2021 г., диагноз новой коронавирусной инфекции COVID-19 подтверждали обнаружением РНК SARS-CoV-2 в назофарингеальном мазке методом полимеразной цепной реакции (ПЦР).

У всех включенных в исследование пациентов диагностирована вторичная бактериальная инфекция кровотока, ассоциированная с A. baumannii. Идентификацию возбудителя проводили с использованием времяпролетной MALDI-TOF масс-спектрометрии и программно-аппаратного комплекса MALDI Biotyper (Bruker Daltonics, Германия). Для всех выделенных штаммов A. baumannii была проведена оценка антибиотикорезистентности. Чувствительность к антибиотикам определяли на автоматическом бактериологическом анализаторе Phoenix-100 (Becton Dickinson, США) в соответствии с ГОСТ Р ИСО 20776-1-2010 и протоколом клинических лабораторных стандартов [25].

Минимальную подавляющую концентрацию (МПК) определяли для следующих антибактериальных препаратов: аминогликозидов (гентамицин, амикацин), карбапенемов (имипенем, меропенем), полимиксинов (колистин), сульфаниламидов (триметоприм/сульфаметоксазол), фторхинолонов (левофлоксацин). Для приготовления рабочих растворов использовали субстанции антибактериальных средств (Molekula GmbH, Германия).

По результатам исследования бактериальные штаммы подразделяли на чувствительные (S - susceptible), промежуточной (умеренной) чувствительности (I - intermediate) и резистентные (R - resistant). В зависимости от выраженности антибиотикорезистентности определяли фенотипы изолятов: MDR (англ. multidrug resistant - мультирезистентные), XDR (анг. extremely drug resistant - экстремально резистентные) и PDR (англ. pan drug resistant - панрезистентные). Для идентификации генетических детерминант резистентности использовали метод мультиплексной ПЦР в режиме реального времени. Определяли способность микроорганизмов продуцировать сериновые карбапенемазы класса D (OXA-23, OXA-40, OXA-48, видоспецифичную карбопенемазу Acinetobacter baumannii OXA-51), карбапенемазы класса А (КРС, GES), β-лактамазы (БЛРС/ESBL) класса А (СТХ-М1, SHV, TEM) и металло-β-лактамазы (МБЛ) класса В (NDM, VIM, IMP). Статистическую обработку данных проводили с помощью программы BioStat, 2009 (AnalystSoft, США). Тип распределения случайных величин определяли с помощью W-критерия Шапиро-Уилка. Для анализа данных с распределением, отличным от нормального, использовали методы непараметрической статистики. Количественные данные представляли в виде медианного значения с указанием интерквартильного размаха (IQR) - Me (LQ-UQ) (медиана, верхний и нижний квартиль). Для сравнения 2 независимых выборок использовали U-тест Манна-Уитни (рmw). Качественные данные представляли в виде абсолютных значений с указанием процента. Для статистического анализа относительных показателей применяли метод χ2 (при малом числе наблюдений использовали критерий χ2 с поправкой Йейтса). Статистически значимыми считали различия при уровне вероятности 95% и более (p<0,05).

Результаты и обсуждение

С октября 2020 г. по сентябрь 2021 г. в ГБУЗ "ГКБ № 52 ДЗМ" проходили лечение 16 047 больных COVID-19. Инфекции кровотока были диагностированы у 758 (4,7%) пациентов. Всего из крови больных COVID-19 было выделено 945 штаммов различных патогенов. В большинстве случаев (79%) микроорганизмы были получены из проб крови пациентов, проходивших лечение в ОРИТ.

Результаты микробиологического исследования показали, что основными возбудителями инфекций кровотока были грамотрицательные бактерии (76%). Наиболее часто идентифицировали следующие патогены: K. pneumoniae - 35,24% (n=333), A. baumannii - 15,13% (n=143), E. faecium - 11,95% (n=113); S. aureus - 7,72% (n=73); E. coli - 6,13% (n=58), P. aeruginosa - 5,1% (n=49), E. faecalis - 3,9% (n=37). Грибы рода Candida были обнаружены в 4,55% случаев (n=43). Реже выделяли B. сepacia, K. oxytoca, P. mirabilis, S. maltophilia.

Из крови 143 пациентов (0,89% числа госпитализированных), 73 мужчин и 70 женщин, выделен A. baumannii. В 133 (93%) из 143 случаев это пациенты ОРИТ (из них 104 - в отделении ЭКМО). У всех пациентов с COVID-19, осложненном вторичной ацинетобактер-ассоциированной инфекцией кровотока, отмечено тяжелое и крайне тяжелое течение болезни. Выжили 12 (8,4%) пациентов. Медианный возраст выживших пациентов составил 53 (IQR 40-57) года, умерших - 62,5 (IQR 49-70) года. A. baumannii обнаружен в крови больных на 16-е (IQR 10-28) сутки после госпитализации и на 8-е (IQR 5-13) сутки после поступления в ОРИТ. Полученные результаты подтверждают мнение о том, что инфицирование A. baumannii относят к поздним ИСМП.

Все выделенные из крови штаммы A. baumannii оказались чувствительными к колистину (МПК <0,5 мг/л), но резистентными к карбапенемам (МПК >32 мг/л) и фторхинолонам (МПК >4 мг/л). Чувствительность к аминогликозидам (амикацину и гентамицину) составила 14,8% (4/27), к ко-тримоксазолу был чувствителен 1 штамм.

Выделенные штаммы A. baumannii фенотипически отнесены к группе XDR, что определило сложность с выбором антимикробных средств для этиотропной терапии. При проведении ПЦР-исследования выделенных штаммов A. baumannii выявлены продуценты оксациллиназ OXA-23, OXA-40 и OXA-51.

Выбор схемы эмпирической антимикробной терапии (АМТ) у пациентов с инфекцией кровотока был основан на алгоритмах национального руководства "Стратегия контроля антимикробной терапии" [26]. Показанием для начала эмпирической АМТ служило наличие убедительных клинико-лабораторных признаков вторичной бактериальной инфекции. Стартовая АМТ включала ингибитор-защищенный β-лактам (пиперациллин + тазобактам или цефоперазон + сульбактам либо цефепим + сульбактам) в сочетании с аминогликозидом (амикацин или гентамицин). При идентификации A. baumannii в крови или респираторных образцах до получения антибиотикограммы осуществляли коррекцию АМТ.

В связи с тем что все клинические штаммы A. baumannii были чувствительны к колистину (антибиотик из группы полимиксинов), в качестве основной терапевтической опции использовали схемы на основе полимиксина В (колистин является пролекарством и в Российской Федерации зарегистрирован только в лекарственной форме для ингаляций). При назначении полимиксинов учитывали их потенциальную токсичность (нефро-, нейротоксичность) и особенности фармакокинетики. Пациентам с нормальной функцией почек полимиксин В вводили внутривенно инфузионно в максимальной терапевтической дозе 1,25 мг/кг каждые 12 ч. Монотерапию полимиксинами не применяли, так как они плохо проникают через тканевые барьеры. Для потенцирования действия полимиксинов использовали комбинированные схемы с включением сульбактама, известного своей антиацинетобактерной активностью. С этой целью назначали комбинированные антибактериальные препараты (цефоперазон + сульбактам, цефепим + сульбактам, ампициллин + сульбактам), так как монопрепараты сульбактама на отечественном фармацевтическом рынке не представлены. Все препараты применяли по жизненным показаниям в максимальной разрешенной дозе. Другие антибиотики (тигециклин, рифампицин) включали в схему терапии при наличии чувствительности к ним выделенного штамма A. baumannii. Схему антибактериальной терапии и режим дозирования утверждали решением врачебной комиссии ГБУЗ "ГКБ № 52 ДЗМ" с учетом критериев Европейского комитета по определению чувствительности к антимикробным препаратам (European Committee on Antimicrobial Susceptibility Testing, EUCAST) и рекомендаций клинического фармаколога. Схемы эмпирической и скорректированной АМТ после идентификации A. baumannii в крови больных COVID-19 приведены в таблице.

Применение комбинированных схем АМТ с включением полимиксина В (± колистин ингаляционно) приводило к положительному микробиологическому эффекту (санация кровотока от A. baumannii).

Преобладание в структуре инфекций кровотока полирезистентной грамотрицательной микрофлоры - особенность инфекционных осложнений в ОРИТ у больных с COVID-19. Полученные результаты согласуются с данными других исследований, в которых подтвержден высокий риск вторичных инфекций, вызванных микроорганизмами с множественной лекарственной устойчивостью у больных COVID-19, находящихся в критическом состоянии [27]. В исследовании N. Palanisamy и соавт. показано, что основными возбудителями инфекций кровотока у пациентов с тяжелым течением COVID-19 являлись грамотрицательные бактерии (82,8%), среди которых преобладали A. baumannii (32,8%) и K. pneumoniae (21,9%) [28]. Сходные данные были получены в Китае (больница Юнион, Ухань). По данным J. Li и соавт. возбудителями вторичных бактериальных инфекций у госпитализированных пациентов с COVID-19 в 85,5% случаев были грамотрицательные бактерии, среди которых A. baumannii составлял 35,8% (из них 91,2% - CRAb) [29]. В исследовании Т. Nebreda-Mayoral и соавт. показано, что инфицирование XDR-штаммом A. baumannii является одной из детерминант тяжелого течения и летального исхода больных COVID-19 [30].

В связи с тем что все штаммы A. baumannii, выделенные из крови пациентов с COVID-19, оказались чувствительными к колистину, основу АМТ ацинетобактерных инфекций составлял полимиксин В.

Известно, что в лечении CRAb-инфекций основными являются схемы комбинированной АМТ с включением полимиксина В [31]. При выборе оптимальных режимов комбинированной АМТ ацинетобактерной инфекции использовали данные качественных рандомизированных клинических исследований (РКИ), в которых первичной конечной точкой была 30-дневная смертность от всех причин. Исследование A. Batirel и соавт., включавшее 250 пациентов с бактериемией CRAb, показало, что лечение комбинациями, содержащими колистин (n=214), по сравнению с монотерапией колистином (n=36) ассоциировано со снижением летальности (52,2 против 72,2%) и повышением микробиологической эрадикации (79,9 против 55,6%) [32]. Статистически значимых различий в клинических и микробиологических исходах между различными комбинациями, включающими колистин (колистин + сульбактам, колистин + карбапенем, колистин + другой АМП) не отмечено. В метаанализе S.Y. Jung и соавт. с включением 23 исследований c участием 2118 пациентов комбинированные методы лечения показали преимущество по сравнению с режимом монотерапии с внутривенным введением колистина в отношении снижения общей летальности: монотерапия сульбактамом [отношение шансов (ОШ) 0,18; 95% доверительный интервал (ДИ) 0,04-0,42], сульбактам в высоких дозах (ОШ 0,31; 95% ДИ 0,07-0,71), фосфомицин + колистин внутривенно (ОШ 0,34; 95% ДИ 0,19-0,54), колистин ингаляционно + колистин внутривенно (ОШ 0,39; 95% ДИ 0,32-0,46), тигециклин в высоких дозах (ОШ 0,39; 95% ДИ 0,16-0,67) [33]. Результаты метаанализа Z. Chen и соавт. с включением 12 исследований при общем числе пациентов 668 показали, что использование комбинированных режимов АМТ на основе колистина по сравнению с монотерапией колистином чаще достигали эрадикации A. baumannii (ОШ 2,14; 95% ДИ 1,48-3,07, р<0,0001), однако отсутствовали статистически значимые различия в общем клиническом ответе (ОШ 1,37; 95% ДИ 0,86-2,19,

p=0,18), а также в отношении показателя летальности, продолжительности пребывания в ОРИТ и нефротоксичности (p>0,05) [34]. В метаанализе J. Liu и соавт., который включал 18 исследований с общим числом пациентов 1835, отмечена эффективность схем с включением сульбактама в высоких дозах (более 6 г/сут) в комбинации с колистином и другими антибактериальными средствами (левофлоксацин или тигециклин) [35].

Метаанализ C. Lyu и соавт. 11 исследований (из них 2 РКИ) не выявил статистически значимых различий в отношении 30-дневной летальности по любой причине в группах пациентов, получавших АМТ на основе полимиксинов, и при альтернативных режимах без полимиксинов (ОШ 0,95; 95% ДИ 0,59-1,53) [36]. По отношению к клиническому ответу схемы терапии на основе полимиксина имели существенное преимущество (ОШ 1,99; 95% ДИ 1,31-3,03), однако они ассоциировались с большим числом неблагоприятных событий (ОШ 4,32; 95% ДИ 1,39-13,48), особенно нефротоксичных. Ключевым моментом при использовании схем с полимиксинами является соблюдение баланса между эффективностью и безопасностью.

Заключение

По данным проведенного исследования можно констатировать, что в структуре инфекций кровотока у пациентов с COVID-19 доля A. baumannii составляла 15,13%. В 93% случаев этот патоген обнаружен в крови пациентов, находившихся на лечении в ОРИТ. Обнаружение A. baumannii в крови больных COVID-19 ассоциируется с тяжелым и крайне тяжелым течением болезни. В отделениях ЭКМО и ОРИТ все штаммы A. baumannii, выделенные из крови больных COVID-19, были карбапенем-резистентными (CRAb) и фенотипически относились к классу XDR. Резистентность A. baumannii к β-лактамным антибиотикам и карбапенемам обусловлена продукцией оксациллиназ OXA-23, OXA-40, OXA-48, видоспецифичной карбопенемазы OXA-51. Распространение госпитальных штаммов A. baumannii с множественной лекарственной устойчивостью ограничивает число терапевтических опций. Преобладание CRAb в ОРИТ делает нерациональной и неэффективной эмпирическую терапию ацинетобактерной инфекции с использованием карбапенемов. Для этиотропной терапии инфекций кровотока, вызванных A. baumannii, целесообразно применение комбинированных схем антибактериальной терапии с включением полимиксина В и сульбактама в высоких дозах. При выявлении вспышек ИСМП, вызванных CRAb, необходимо формирование жестких мер эпидемиологического контроля для предотвращения распространения патогена.

ЛИТЕРАТУРА

1. Mirzaei R., Goodarzi P., Asadi M. et al. Bacterial co-infections with SARS-CoV-2 // IUBMB Life. 2020. Vol. 72, N 10. 2097-2111. DOI: https://doi.org/10.1002/iub.2356

2. Feldman C., Anderson R. The role of co-infections and secondary infections in patients with COVID-19 // Pneumonia (Nathan). 2021. Vol. 13, N 1. P. 5. DOI: https://doi.org/10.1186/s41479-021-00083-w

3. Musuuza J.S., Watson L., Parmasad V. et al. Prevalence and outcomes of co-infection and superinfection with SARS-CoV-2 and other pathogens: a systematic review and meta-analysis // PLoS. One. 2021. Vol. 16, N 5. Article ID e0251170. DOI: https://doi.org/10.1371/journal.pone.0251170

4. Zhou F., Yu T., Du R. Clinical course and risk factors for mortality of adult inpatients with COVID-19 in Wuhan, China: a retrospective cohort study // Lancet. 2020. Vol. 395. P. 1054-1062. DOI: https://doi.org/10.1016/S0140-6736(20)30566-3

5. Giacobbe D.R., Battaglini D., Ball L. et al. Bloodstream infections in critically ill patients with COVID-19 // Eur. Soc. Clin. Invest. 2020. Vol. 50, N 10. Article ID e13319. DOI: https://doi.org/10.1111/eci.13319

6. Cox M.J., Loman N., Bogaert D., O’Grady J. Co-infections: potentially lethal and unexplored in COVID-19 // Lancet Microbe. 2020. Vol. 1, N 1. P. e11. DOI: https://doi.org/10.1016/S2666-5247(20)30009-4

7. Maes M., Higginson E., Pereira-Dias J. et al. Ventilator-associated pneumonia in critically ill patients with COVID-19 // Crit. Care. 2021. Vol. 25, N 1. P. 25. DOI: https://doi.org/10.1186/s13054-021-03460-5

8. Blonz G., Kouatchet A., Chudeau N. et al. Epidemiology and microbiology of ventilator-associated pneumonia in COVID-19 patients: a multicenter retrospective study in 188 patients in an un-inundated French region // Crit. Care. 2021. Vol. 25, N 1. P. 72. DOI: https://doi.org/10.1186/s13054-021-03493-w

9. Moretti M., Van Laethem J., Minini A. et al. Ventilator-associated bacterial pneumonia in coronavirus 2019 disease, a retrospective monocentric cohort study // J. Infect. Chemother. 2021. Vol. 27, N 6. P. 826-833. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jiac.2021.01.011

10. Li Z.J., Zhang D.F., Zhang W.H. Analysis of nosocomial infection and risk factors in patients with ECMO treatment // Infect. Drug Resist. 2021. Vol. 14. P. 2403-2410. DOI: https://doi.org/10.2147/IDR.S306209

11. Sieswerda E., de Boer M.G.J., Bonten M.M.J. et al. Recommendations for antibacterial therapy in adults with COVID-19 - an evidence based guideline // Clin. Microbiol. Infect. 2021. Vol. 27, N 1. P. 61-66. DOI: https://doi.org/10.1016/j.cmi.2020.09.041

12. Lee C.R., Lee J.H., Park M. et al. Biology of Acinetobacter baumannii: pathogenesis, antibiotic resistance mechanisms, and prospective treatment options // Front. Cell. Infect. Microbiol. 2017. Vol. 7. P. 55. DOI: https://doi.org/10.3389/fcimb.2017.00055

13. Vincent J.L., Rello J., Marshall J. International study of the prevalence and outcomes of infection in intensive care units // JAMA. 2009. Vol. 302, N 21. P. 2323-2329. DOI: https://doi.org/10.1001/jama.2009.1754

14. Горбич Ю.Л., Карпов И.А., Кречикова О.И. Инфекции, вызванные Acinetobacter baumannii: факторы риска, диагностика, лечение, подходы к профилактике // Медицинские новости. 2011. № 5. С. 31-39.

15. Jain M., Sharma A., Sen M.K. et al. Phenotypic and molecular characterization of Acinetobacter baumannii isolates causing lower respiratory infections among ICU patients // Microb. Pathog. 2019. Vol. 128. P. 75-81. DOI: https://doi.org/10.1016/j.micpath.2018.12.023

16. Kyriakidis I., Vasileiou E., Pana Z.D., Tragiannidis A. Acinetobacter baumannii antibiotic resistance mechanisms // Pathogens. 2021. Vol. 10, N 3. P. 373. DOI: https://doi.org/10.3390/pathogens10030373

17. Zhang W., Aurosree B., Gopalakrishnan B. et al. The role of Lpxa/c/d and pmra/b gene systems in colistin-resistant clinical strains of Acinetobacter baumannii // Front. Lab. Med. 2017. Vol. 1, N 2. P. 86-91. DOI: https://doi.org/10.1016/j.flm.2017.07.001

18. Al-Kadmy I.M.S., Ibrahim S.A., Al-Saryi N. et al. Prevalence of genes involved in colistin resistance in Acinetobacter baumannii: first report from Iraq // Microb. Drug Resist. 2020. Vol. 26, N 6. P. 616-622. DOI: https://doi.org/10.1089/mdr.2019.0243

19. Hussein N.H., Al-Kadmy I.M., Taha B.M., Hussein J.D. Mobilized colistin resistance (mcr) genes from 1 to 10: a comprehensive review // Mol. Biol. Rep. 2021. Vol. 48, N 3. P. 1-11. DOI: https://doi.org/10.1007/s11033-021-06307-y

20. Sharma S., Das A., Banerjee T., Barman H., Yadav G., Kumar A. Adaptations of carbapenem resistant Acinetobacter baumannii (CRAB) in the hospital environment causing sustained outbreak // J. Med. Microbiol. 2021. Vol. 70, N 3. DOI: https://doi.org/10.1099/jmm.0.001345

21. Крыжановская О.А., Лазарева А.В., Чеботарь И.В. и др. Спектр антибиотикорезистентности и распространенность ОХА-карбапенемаз среди штаммов Acinetobacter baumannii, выделенных у пациентов хирургических и реанимационных отделений в Москве // Журнал микробиологии, эпидемиологии, иммунобиологии. 2016. № 1. С. 40-45.

22. Garnacho-Montero J., Timsit J.F. Managing Acinetobacter baumannii infections // Curr. Opin. Infect. Dis. 2019. Vol. 32, N 1. P. 69-76. DOI: https://doi.org/10.1097/QCO.0000000000000518

23. Beganovic M., Daffinee K.E., Luther M.K., LaPlante K.L. Minocycline alone and in combination with polymyxin B, meropenem, and sulbactam against carbapenem-susceptible and -resistant Acinetobacter baumannii in an in vitro pharmacodynamic model // Antimicrob. Agents Chemother. 2021. Vol. 65, N 3. Article ID e01680-20. DOI: https://doi.org/10.1128/AAC.01680-20

24. Яковлев С.В., Суворова М.П., Быков А.О. Инфекции, вызванные карбапенеморезистентными энтеробактериями: эпидемиология, клиническое значение и возможности оптимизации антибактериальной терапии // Антибиотики и химиотерапия. 2020. Т. 65, № 5-6. С. 41-69. DOI: https://doi.org/10.37489/0235-2990-2020-65-5-6-41-69

25. CLSI MEE. Performance Standards for Antimicrobial Susceptibility Testing: 29th Informational Supplement. Wayne, PA: Clinical and Laboratory Standards Institute, 2019.

26. Стратегия контроля антимикробной терапии при оказании стационарной медицинской помощи : Российские клинические рекомендации / под ред. С.В. Яковлева, Н.И. Брико, С.В. Сидоренко, Д.Н. Проценко. Москва : Перо, 2018. 156 с.

27. Grasselli G., Scaravilli V., Mangioni D. et al. Hospital-acquired infections in critically ill patients with COVID-19 // Chest. 2021. Vol. 160, N 2. P. 454-465. DOI: https://doi.org/10.1016/j.chest.2021.04.002

28. Palanisamy N., Vihari N., Meena D.S. et al. Clinical profile of bloodstream infections in COVID-19 patients: a retrospective cohort study // BMC Infect. Dis. 2021. Vol. 21, N 1. P. 933. DOI: https://doi.org/10.1186/s12879-021-06647-x

29. Li J., Wang J., Yang Y. et al. Etiology and antimicrobial resistance of secondary bacterial infections in patients hospitalized with COVID-19 in Wuhan, China: a retrospective analysis // Antimicrob. Resist. Infect. Control. 2020. Vol. 9, N 1. P. 153. DOI: https://doi.org/10.1186/s13756-020-00819-1

30. Nebreda-Mayoral T., Miguel-Gómez M.A., March-Rosselló G.A. et al. Bacterial/fungal infection in hospitalized patients with COVID-19 in a tertiary hospital in the Community of Castilla y León, Spain // Enfer. Infecc. Microb. Clin. 2020. Vol. 30, N 4. P. 158-165. DOI: https://doi.org/10.1016/j.eimc.2020.11.003

31. Rigatto M.H., Vieira F.J., Antochevis L.C. et al. Polymyxin B in combination with antimicrobials lacking in vitro activity versus polymyxin B in monotherapy in critically ill patients with Acinetobacter baumannii or Pseudomonas aeruginosa infections // Antimicrob. Agents Chemother. 2015. Vol. 59. P. 6575-6580. DOI: https://doi.org/10.1128/AAC.00494-15

32. Batirel A., Balkan I.I., Karabay O. et al. Comparison of colistin-carbapenem, colistin-sulbactam, and colistin plus other antibacterial agents for the treatment of extremely drug-resistant Acinetobacter baumannii bloodstream infections // Eur. J. Clin. Microbiol. Infect. Dis. 2014. Vol. 33. P. 1311-1322. DOI: https://doi.org/10.1007/s10096-014-2070-6

33. Jung S.Y., Lee S.H., Lee S.Y. et al. Antimicrobials for the treatment of drug-resistant Acinetobacter baumannii pneumonia in critically ill patients: a systemic review and Bayesian network meta-analysis // Crit. Care. 2017. Vol. 21, N 1. P. 319. DOI: https://doi.org/10.1186/s13054-017-1916-6

34. Chen Z., Chen Y., Fang Y. et al. Meta-analysis of colistin for the treatment of Acinetobacter baumannii infection // Sci. Rep. 2015. Vol. 5. Article ID 17091. DOI: https://doi.org/10.1038/srep17091

35. Liu J., Shu Y., Zhu F. et al. Comparative efficacy and safety of combination therapy with high-dose sulbactam or colistin with additional antibacterial agents for multiple drug-resistant and extensively drug-resistant Acinetobacter baumannii infections: a systematic review and network meta-analysis // J. Glob. Antimicrob. Resist. 2021. Vol. 24. P. 136-147. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jgar.2020.08.021.

36. Lyu C., Zhang Y., Liu X., Wu J., Zhang J. Clinical efficacy and safety of polymyxins based versus non-polymyxins based therapies in the infections caused by carbapenem-resistant Acinetobacter baumannii: a systematic review and meta-analysis // BMC Infect. Dis. 2020. Vol. 20, N 1. P. 296. DOI: https://doi.org/10.1186/s12879-020-05026-2

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Ющук Николай Дмитриевич
Академик РАН, профессор, почетный заведующий кафедрой инфекционных болезней и эпидемиологии, президент ФГБОУ ВО "Московский государст­венный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова" Минздрава России, член Правления Национального научного общества инфекционистов.
Вскрытие
Медицина сегодня
Уважаемые коллеги, до XI-го Национального конгресса с международным участием имени Н.О. Миланова "Пластическая хирургия, эстетическая медицина и косметология" осталось 3 дня

Уважаемые коллеги, до XI-го Национального конгресса с международным участием имени Н.О. Миланова "Пластическая хирургия, эстетическая медицина и косметология" осталось 3 дня! С 29 ноября по 1 декабря 2022 года в Москве пройдет XI Национальный конгресс "Пластическая хирургия,...

X конференция с международным участием "Креативная кардиология и кардиохирургия. Новые технологии диагностики и лечения заболеваний сердца"

6-7 декабря 2022 года состоится юбилейная X конференция с международным участием "Креативная кардиология и кардиохирургия. Новые технологии диагностики и лечения заболеваний сердца", которая будет проходить в очном и онлайн-формате в ФГБУ "НМИЦ ССХ им. А.Н. Бакулева"...

Приглашаем 1 и 2 декабря в Москву на яркий профессиональный праздник - итоговую всероссийскую Школу РОАГ!

Приглашаем 1 и 2 декабря в Москву на яркий профессиональный праздник - итоговую всероссийскую Школу РОАГ! Школа в Москве занимает особое место в образовательном цикле Школ РОАГ. На ней подводятся итоги прошедшего сезона, обсуждаются темы, которые вызывают наибольший интерес...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»