Национальный календарь профилактических прививок: настоящее и будущее (материал для подготовки лекции)

Резюме

В условиях пандемии новой коронавирусной инфекции для борьбы с инфекционными заболеваниями безусловным приоритетом является вакцинопрофилактика, проводимая в рамках Национального календаря профилактических прививок (НКПП). Представлены структура и особенности НКПП, основные направления его усовершенствования, информация о приоритетных для вакцинации инфекциях. Рассмотрена стратегия иммунизации на протяжении всей жизни, гарантирующая создание максимальной защиты от инфекций и сохранение оптимального уровня здоровья людей без возрастных ограничений. Дана информация о подходах к вакцинации различных контингентов пациентов против новой коронавирусной, коклюшной, пневмококковой, ротавирусной инфекции. Представленные материалы для подготовки лекции могут быть полезны как студентам медицинских вузов, так и врачам различных специальностей (инфекционистам, педиатрам, эпидемиологам, бактериологам).

Ключевые слова:Национальный календарь профилактических прививок; обязательная вакцинация; приоритетные инфекции; стратегия иммунизации

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов. Концепция и дизайн - Костинов М.П., Харсеева Г.Г.; сбор и обработка материала - Харсеева Г.Г., Чепусова А.В.; написание текста - Харсеева Г.Г., Чепусова А.В.; редактирование - Костинов М.П.

Для цитирования: Костинов М.П., Харсеева Г.Г., Чепусова А.В. Национальный календарь профилактических прививок: настоящее и будущее (материал для подготовки лекции) // Инфекционные болезни: новости, мнения, обучение. 2022. Т. 11, № 2. С.112-119. DOI: https://doi.org/10.33029/2305-3496-2022-11-2-112-119

На протяжении всего своего существования человечество находится в состоянии борьбы с инфекционными болезнями. Миф о том, что инфекции ушли в прошлое, окончательно разрушен в условиях пандемии новой коронавирусной инфекции. Вместе с появлением новых патогенов (SARS-CoV-2, вирус Эбола и др.) активизируются и возбудители "старых" инфекционных заболеваний (туберкулез, корь, коклюш, паротит, дифтерия и др.). Этому способствует уменьшение иммунной прослойки населения, которое формируется в результате действия различных социально-экономических факторов (например, отказов от вакцинации, старения населения, которое наблюдается практически во всех странах) [1]. Ожидается, что к 2050 г. каждый 6-й житель Земли и каждый 4-й житель Северной Америки и Европы будет иметь возраст старше 65 лет [1]. Все это свидетельствует о необходимости проведения серьезных профилактических мероприятий, способных предотвратить подъем инфекционной заболеваемости среди населения. Безусловным приоритетом является вакцинопрофилактика, проводимая в рамках национальных календарей профилактических прививок (НКПП) разных стран. Решить проблему инфекционной заболеваемости можно только в глобальном масштабе, увеличивая охват населения прививками и расширяя НКПП путем введения в них вакцинных препаратов против возбудителей актуальных инфекций. Важнейшую роль в сохранении здоровья населения играет и стратегия иммунизации на протяжении всей жизни, гарантирующая создание максимальной защиты от инфекций и сохранение оптимального уровня здоровья людей без возрастных ограничений.

Национальный календарь профилактических прививок Российской Федерации: структура и особенности

В России схема прививок против инфекционных болезней, проводимых детям и взрослым, утверждена приказом Минздрава России от 21.03.2014 №125н (ред. от 24.04.2019) "Об утверждении национального календаря профилактических прививок и календаря профилактических прививок по эпидемическим показаниям". Система профилактики инфекционных болезней в России является одной из самых надежных и гарантируется финансовыми обязательствами государства. Действующий НКПП состоит из 2 частей. Первая часть предусматривает обязательную вакцинацию против 12 инфекционных заболеваний (туберкулез, гепатит В, коклюш, дифтерия, столбняк, полиомиелит, корь, эпидемический паротит, краснуха, грипп, гемофильная и пневмококковые инфекции) в рамках универсальной вакцинации за счет средств федерального бюджета. Вторая часть регламентирует проведение вакцинации по эпидемическим показаниям [против чумы, туляремии, бруцеллеза, лептоспироза, сибирской язвы, бешенства, клещевого энцефалита, лихорадки Ку, холеры, брюшного тифа, вирусного гепатита А, шигеллезов (дизентерии), ветряной оспы, менингококковой и ротавирусной инфекции] за счет средств региональных бюджетов. В настоящее время планируется введение в НКПП обязательной вакцинации против новой коронавирусной инфекции.

Российский НКПП постоянно расширяется, однако он несколько отличается от рекомендованного Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) по срокам проведения прививок и числу включенных в него профилактируемых инфекционных болезней; в него пока не включен весь спектр предупреждаемых опасных инфекций. Кроме того, в России практика здравоохранения не располагает достаточным количеством отечественных комбинированных вакцинных препаратов, использование которых позволило бы сократить число прививок, облегчив тем самым график вакцинации [2]. В связи с этим основными направлениями совершенствования отечественного НКПП являются прежде всего расширение перечня инфекций, контролируемых средствами массовой вакцинации, преимущественное применение многокомпонентных комбинированных вакцинных препаратов, а также разработка программ вакцинации отдельных категорий населения для повышения качества и продолжительности жизни [3]. Например, вакцинировать против полиомиелита всех младенцев целесообразно инактивированной полиомиелитной вакциной в составе комбинированных препаратов троекратно с последующей ревакцинацией. Ревакцинацию детей, согласно "идеальному НКПП", следует проводить оральной полиомиелитной вакциной в 18-20 мес, а также в 6 и 14 лет. Для ревакцинации детей из групп риска развития полиомиелита рекомендуется использовать инактивированную полиомиелитную вакцину в 18 мес, 6 и 14 лет [4]. Помимо этого, необходимо внедрить вакцинацию всех младенцев против гемофильной инфекции [5-8].

Большое значение придается и совершенствованию НКПП по эпидемическим показаниям. Предполагается провести расширение контингентов прививаемых против менингококковой инфекции, ветряной оспы, пневмококковой инфекции (возрастная группа 65 лет и старше), включить в НКПП ревакцинацию против коклюша определенным категориям граждан с использованием комбинированных вакцин, а также прививать детей против папилломавирусной инфекции без гендерного разделения в 11-12 лет [9-14].

Приоритетные инфекции для проведения вакцинации

В условиях пандемии новой коронавирусной инфекции в соответствии с концепцией и стратегией глобальной иммунизации ВОЗ безусловный приоритет имеет вакцинация против COVID-19, а также других инфекций, передающихся воздушно-капельным путем (коклюшной, ротавирусной, менингококковой, пневмококковой и др.).

Новая коронавирусная инфекция (COVID-19) представляет серьезную угрозу человечеству. Низкий охват прививками населения создает условия, благоприятствующие циркуляции вируса, усилению его патогенных свойств и, как следствие, появлению новых штаммов-мутантов, потенциально способных избежать поствакцинального иммунитета [15, 16]. В конце мая 2021 г. в ВОЗ сообщили, что для названий новых штаммов SARS-CoV-2 будут использоваться буквы греческого алфавита. Согласно новой системе обозначений ВОЗ, штамм B.1.1.7, выявленный в Великобритании, получил название "альфа", штамм B.1.351 из Южной Африки - "бета", бразильский P.1 - "гамма", индийский B.1.617.2 - "дельта". В России в разное время были выявлены все вышеперечисленные штаммы, а в настоящее время доминирует штамм "дельта" (98,4%). Однако в мире появляются и новые мутанты: SARS-CoV-2 AY.4.2. Учитывая сложившуюся ситуацию, чрезвычайно важным для прекращения циркуляции SARS-CoV-2 и существования резервуара инфекции является проведение полномасштабной вакцинации против COVID-19 не только взрослого, но и детского населения.

В формировании защиты против новой коронавирусной инфекции важную роль играют антитела к поверхностному S-белку, который содержит рецептор-связывающий домен (RBD) и нуклеокапсидный N-белок. К S-белку формируется Т-клеточный (СD8+ и Th1 CD4+) и гуморальный иммунитет, обусловленный вирус-нейтрализующими антителами к RBD-домену. Однако S-белок подвержен изменчивости, мутации в нем позволяют вирусу избегать действия вирус-нейтрализующих антител. Это увеличивает скорость распространения новой коронавирусной инфекции и тяжесть заболевания [17, 18].

К N-белку SARS-CoV-2 у большинства переболевших формируется Т-клеточный иммунитет (CD8+ и Th1 CD4+), что позволяет предположить его роль в формировании естественного (противоинфекционного) иммунного ответа [17, 19, 20]. Специфические антитела к N-белку SARS-CoV-2 играют роль в реализации быстрого иммунного ответа и выведении вируса из организма [17, 19, 20]. N-белок высококонсервативен и не подвержен мутациям.

При новой коронавирусной инфекции крайне важны как Т-клеточный иммунитет к S- и N-белкам, обеспечивающий долгосрочную защиту, так и гуморальный иммунитет, обусловленный действием вирус-нейтрализующих антител [17-19]. Так называемые ненейтрализующие антитела могут способствовать выведению вируса из организма путем реализации процесса, известного как антителозависимая клеточная цитотоксичность [17, 19].

У перенесших COVID-19 продолжительность Т-клеточного иммунного ответа к SARS-CoV-2 составляет обычно 18 нед после заражения [17]. При заражении COVID-19 уменьшение количества вирусных частиц совпадает с появлением вирус-нейтрализующих антител [17], хотя продолжительность циркуляции таких антител является спорной. Титры антител к белкам SARS-CoV-2 остаются повышенными в течение различных периодов времени: от 7 до 48 дней и более, и служат для защиты против повторного заражения [15, 17, 18]. Однако имеются указания на то, что у переболевших новой коронавирусной инфекцией, в том числе и в тяжелой форме, высокий уровень антител к S-белку SARS-CoV-2 сохранялся только до 3 нед [15, 17]. Все это указывает на необходимость проведения вакцинации против COVID-19, направленной на стимуляцию мощного вирус-специфического иммунного ответа Т-лимфоцитов (CD8+ и Th1 CD4+) и вирус-нейтрализующих антител.

Для специфической профилактики COVID-19 в Российской Федерации используют вакцину "КовиВак" (вакцина коронавирусная инактивированная цельновирионная концентрированная очищенная) производства ФГАНУ ФНЦИРИП им. М.П. Чумакова РАН, "Гам-КОВИД-Вак" или "Спутник V", произведенную в ФГБУ НИЦЭМ им. Н.Ф. Гамалеи Минздрава России, "ЭпиВакКорона", разработанную ФБУН "Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии “Вектор”" Роспотребнадзора.

Стратегия вакцинации против новой коронавирусной инфекции должна быть направлена на создание напряженного поствакцинального иммунитета, обеспечение максимального охвата населения прививками, соблюдение правил проведения вакцинации и логистики вакцин. График проведения вакцинации подразумевает двукратное введение вакцин с интервалом 3 нед, что обеспечивает формирование грунд-иммунитета к новой коронавирусной инфекции с последующей ревакцинацией через 6 мес. При подготовке к вакцинации против COVID-19 проведение лабораторных исследований на наличие иммуноглобулинов классов G и М к вирусу SARS-CoV-2 не является обязательным, учитывая то, что наличие антител (IgM, IgG, к S-белку) не позволяет надежно предсказать уровень защиты от SARS-CoV-2. Защитный титр антител при новой коронавирусной инфекции не установлен.

Особое внимание следует уделять проведению вакцинации против COVID-19 людей с хронической патологией, которые составляют группу риска по развитию тяжелых форм этого заболевания [15, 16, 21]. Вакцинация этих пациентов должна проводиться под обязательным контролем лечащего врача. Вакцинации подлежат пациенты, находящиеся в периоде ремиссии основного заболевания не менее 2-4 нед. Прививать этот контингент пациентов нужно на фоне базисной терапии, коррекция которой определяется с учетом клинической картины и данных лабораторных исследований. Единственным абсолютным противопоказанием для вакцинации этой категории пациентов является наличие тяжелых побочных реакций (аллергических, неврологических) на введение предыдущей дозы вакцины. Все остальные противопоказания являются относительными и требуют персонифицированного подхода.

При проведении вакцинации против новой коронавирусной инфекции следует придерживаться рекомендуемых сроков. Однако в случае появления каких-либо симптомов обострения основного заболевания введение второй дозы вакцины можно назначить и в более поздние сроки с учетом состояния здоровья пациента. Люди с коморбидными состояниями при нарушении прививочного графика быстрее утрачивают антитела, поэтому по возможности следует максимально соблюдать сроки вакцинации. Дополнительно этим пациентам рекомендуются вакцинация против пневмококковой инфекции и ежегодная вакцинация против гриппа субъединичными или расщепленными вакцинами [22-30].

В случае невозможности проведения прививки указанному контингенту пациентов рекомендуется стратегия "кокон", подразумевающая вакцинацию членов семьи и ближайшего окружения против новой коронавирусной инфекции. Однако приоритет вакцинации для этих близких контактов не должен превалировать над проведением вакцинации непосредственно людям с коморбидными состояниями.

Важнейшее значение имеет неспецифическая профилактика респираторных инфекций в процессе вакцинации против COVID-19, так как формирование полноценного поствакцинального иммунитета вне зависимости от использованной вакцины происходит только через 3 нед после прививки. В связи с этим сохраняется риск развития COVID-19 у привитых в указанные сроки при условии инфицирования. Негативно повлиять на эффективность вакцинации может не только непосредственно заболевание новой коронавирусной инфекцией в первые недели после прививки, но и применение различных лекарственных препаратов для лечения COVID-19, взаимодействие которых с вакцинами недостаточно изучено. Наиболее склонен к частому присоединению респираторных инфекций контингент пациентов с коморбидными состояниями и рецидивирующими инфекциями. Таким пациентам рекомендуется назначение за 1-2 дня до вакцинации и в течение 10-14 дней после нее препаратов интерферона альфа-2b, азоксимера бромида (полиоксидоний), стимулирующих местный мукозальный иммунитет с формированием поствакцинального иммунитета [31-33].

Коклюшная инфекция. Проведение плановой иммунизации против коклюша позволило значительно снизить заболеваемость и летальность при этой инфекции. Однако в последние годы регистрируется рост заболеваемости коклюшем не только среди детей (в возрасте до 1 года и в старших возрастных группах), но и взрослых, участились случаи бактерионосительства среди здоровых людей. Это может быть обусловлено отказами от прививок и необоснованными медицинскими отводами, ведущими к увеличению количества неиммунных среди детей и взрослых. В настоящее время выявляемость коклюшной инфекции составляет только 1-36% всех случаев этого заболевания [34]. Связывают это с тем, что участились случаи возникновения атипичных стертых и нераспознанных типичных легких форм инфекции. Кроме того, не всегда заболевшие обращаются за медицинской помощью, ограничены методы лабораторной диагностики коклюша [35]. В связи с этим необходимы меры, способствующие изменению сложившейся эпидемической ситуации, в частности проведение вакцинации против коклюша на протяжении всей жизни.

Наиболее тяжело коклюш протекает у младенцев, представляя собой серьезную угрозу их жизни. Среди детей до 3 мес регистрируют 80% смертей, связанных с заболеванием коклюшем [36]. В этой возрастной группе часто диагностируют атипичные формы коклюша с выраженным апноэ и отсутствием шумных вдохов, а также осложненные формы инфекции (бактериальную пневмонию, неврологические осложнения - судороги, энцефалопатию, пневмоторакс, субдуральные гематомы, анорексию).

Курс первичной иммунизации начинают детям на первом году жизни (с 3 мес). В этот период целесообразна стратегия "кокон", направленная на иммунизацию против коклюша ближайшего окружения младенца (родители, бабушки, дедушки, братья и сестры), позволяющая исключить потенциальный источник инфекции. В возрасте 18 мес проводят бустерную иммунизацию, направленную на поддержание противококлюшного иммунитета, сформировавшегося в результате первичной вакцинации [37-39].

Основным источником коклюшной инфекции для детей первых лет жизни являются дети школьного возраста. В возрастной структуре заболевших коклюшем наиболее велика доля детей 7-14 (33,8%) и 3-6 лет (20,6%), т.е. более половины заболевших этой инфекцией (54,5%) - дети 3-14 лет [40]. Наибольшей уязвимостью к коклюшной инфекции обладают дети с бронхиальной астмой, риск заболевания у которых в 2 раза выше. Этих детей следует рассматривать как целевую группу для вакцинации против коклюша. Необходимо учитывать, что поствакцинальный иммунитет не является пожизненным и снижается через 4-12 лет после прививки. Вследствие этого к школьному возрасту уровень защиты против коклюша снижается и для его продления требуется проведение ревакцинации в 6-7 и 14 лет. Стратегия "кокон" в этот период сохраняется и направлена на иммунизацию работников по уходу за детьми, учителей и медицинских работников. Такие меры позволяют существенно снизить риск заражения коклюшем и младенческую смертность [41].

Коклюш представляет собой серьезную угрозу не только для детей, но и для взрослых. У детей старшего возраста и взрослых при коклюше наблюдают длительный пароксизмальный кашель с репризами (более 3 нед), посткашлевую рвоту, нарушения сна. Возможны осложнения: пневмония, отит, судороги, дегидратация, переломы ребер, грыжи. Имеются данные о том, что инфекция, обусловленная Bordetella pertussis, может играть существенную роль при обострении хронического бронхита у взрослых [9, 13, 32]. Риск заболеть коклюшем среди учителей и работников здравоохранения выше в 4 и 2 раза соответственно, чем среди других контингентов взрослых [9, 13, 32]. Следует уделять особое внимание и вакцинопрофилактике коклюша у беременных, что может способствовать защите от коклюша не только женщин, но и новорожденного до начала проведения плановой иммунизации.

Бустерная вакцинация взрослых против коклюша необходима на протяжении всей жизни. Ревакцинацию против коклюша каждые 10 лет рекомендуют людям старше 18 лет, относящимся к группам риска (пациенты с хронической бронхолегочной патологией, бронхиальной астмой, иммунодефицитными состояниями, в том числе и ВИЧ-инфицированные, с онкологическими заболеваниями); сотрудникам медицинских, образовательных, учреждений, а также учреждений социального обеспечения; взрослым в окружении новорожденных, ранее не привитых или не имеющих сведений о прививках; женщинам, планирующим беременность [34].

Ротавирусная инфекция является одной из ведущих причин детской смертности (30%). Вакцинация против ротавирусной инфекции противодействует развитию вирусных заболеваний, патологической активации функции центральной нервной системы с развитием судорожного синдрома. Имеются данные о том, что законченный курс вакцинации против ротавирусной инфекции способствует снижению риска развития сахарного диабета 1-го типа на 37% [42]. Рекомендуется проведение 3-кратной вакцинации против ротавирусной инфекции в 2, 3 и 4,5 мес жизни [43].

Менингококковая инфекция. После достаточно длительного (более 20 лет) периода эпидемического благополучия с 2017 г. наблюдают тенденцию к росту заболеваемости при этой инфекции, прежде всего среди подростков (15-19 лет) и взрослых (20-24 года). Настороженность вызывают появление эпидемических вспышек и очагов инфекции с 3 случаями болезни и более, а также регистрация летальных исходов среди заболевших. Важную роль в распространении менингококковой инфекции играет бактерионосительство, которое выявляют в среднем у 10% подростков и взрослых [44]. Бессимптомное менингококковое бактерионосительство почти не регистрируется у детей первых лет жизни, но достигает максимума в возрасте 19-20 лет. Высокий уровень менингококкового носительства (до 20%) выявляют в возрастных группах 24-25 лет [44]. Обращает на себя внимание увеличение гетерогенности популяции возбудителя Neisseria meningitidis, характеризующееся увеличением доли менингококка серогруппы W135, появлением гипервирулентного клонального комплекса ST-11 complex/ЕТ-37 и накоплением (до 5%) резистентных штаммов к пенициллину и рифампицину [45].

Менингококковая инфекция характеризуется прежде всего непредсказуемостью исхода и тяжестью течения, а также высокими показателями летальности и инвалидизации, значительным риском развития гипертоксичных форм и высокой социально-экономической значимостью. У детей первого года жизни летальность в первый день заболевания при развитии генерализованных форм менингококковой инфекции (ГФМИ) составляет 63% [44]. ГФМИ чаще выявляют у детей до 4 лет. Наиболее высокую летальность регистрируют среди различных возрастных групп заболевших у детей первого года жизни (25%) и пациентов старше 65 лет (30%) [44]. Более чем у половины (58%) людей, перенесших ГФМИ в подростковом возрасте, развиваются долгосрочные последствия: астения (физическая и умственная) и снижение качества жизни [44].

К факторам риска развития менингококовой инфекции относят отсутствие специфических бактерицидных антител в сыворотке крови (у детей 1-го года жизни), иммунодефицитные состояния (по гуморальному типу, асплению, дефицит компонентов комплемента, ВИЧ-инфекцию), повреждения слизистой носоглотки вследствие респираторных инфекций и курения, близкий контакт с заболевшим и пребывание в многолюдных местах. Однако в большинстве случаев менингококковая инфекция возникает у практически здоровых людей без установленных факторов риска. Группы риска составляют люди, подлежащие призыву на военную службу, дети до 5 лет, подростки 13-17 лет, взрослые старше 60 лет, воспитанники и персонал закрытых учреждений, медицинские работники и работники промышленных предприятий, люди, отъезжающие в эндемичные по менингококковой инфекции районы и принимающие участие в массовых мероприятиях, пациенты с иммунодефицитными состояниями, ВИЧ-инфицированные [9].

Учитывая современные эпидемиологические особенности менингококковой инфекции, необходимо изменить подходы к проведению вакцинации. Важно учитывать сложившуюся эпидемическую ситуацию в конкретном регионе, усилить лабораторный контроль за менингококковой инфекцией, прививать людей, выезжающих в районы высокого риска распространения этой инфекции и планирующих участие в проведении массовых мероприятий. Особое внимание следует уделять созданию вакцин против менингококов всех клинически и эпидемиологически значимых серогрупп (А, В, С, W, X и Y).

Предпочтение следует отдавать конъюгированным менингококковым вакцинам, которые должны заменить неконъюгированные полисахаридные [45, 46]. Обусловлено это тем, что после введения неконъюгированных полисахаридных вакцин антитела сохраняются непродолжительный период времени и отсутствует выработка В-клеток памяти. Иммунизация конъюгированными вакцинами приводит к стимуляции не только гуморального, но и клеточного иммунитета, формированию В-клеток памяти и, как следствие, к длительному сохранению антител. В России в настоящее время зарегистрированы неконъюгированные полисахаридные вакцины серогрупп А, А+С и четырехвалентная АСYW, а также конъюгированные полисахаридные вакцины - серогруппы С и четырехвалентная АСYW [45, 46].

Полисахаридные конъюгированные вакцины имеют высокую эффективность и низкую реактогенность, но пока неизвестна длительность сохранения поствакцинального иммунитета и не до конца отработаны сроки для ревакцинаций [45, 46]. Вакцины против менингококка серогруппы В не полностью соответствуют антигенному составу циркулирующих штаммов N. meningitidis, что снижает их эффективность и не в полной мере препятствует носительству менингококка гомологичной и гетерологичных серогрупп [45]. Однако сформированный поствакцинальный иммунитет оказался протективным и в отношении некоторых штаммов менингококка других серогрупп и даже гонококка [45]. В России вакцины против менингококка серогруппы В пока не зарегистрированы [45].

Пневмококковая инфекция. Группу риска по развитию этой инфекции составляют люди старшего возраста и с хронической патологией вне зависимости от возраста [9]. Особенно тяжело пневмококковая инфекция может протекать на фоне или после перенесенных вирусных инфекций, особенно гриппа. Особую опасность представляет высокая степень колонизации респираторного тракта человека пневмококком различных серотипов, вызывающих тяжелое течение заболевания и летальные исходы. При пневмококковой инфекции могут развиться неинвазивные (пневмонии) и инвазивные клинические формы, наиболее тяжелые - бактериемия, сепсис, менингит.

Для специфической профилактики используют пневмококковую конъюгированную 10-валентную вакцину (ПКВ10), которую вводят с 6 нед жизни до 5 лет; пневмококковую конъюгированную 13-валентную вакцину (ПКВ13) - с 2 мес жизни и далее без ограничения по возрасту; пневмококковую полисахаридную 23-валентную вакцину (ППВ23) - с 2 лет жизни и далее без ограничения по возрасту [7, 9].

Для достижения оптимального эффекта вакцинации с учетом особенностей формирования иммунитета у пациентов из групп повышенного риска начинать вакцинацию против пневмококковой инфекции следует с ПКВ13; через 12 мес после законченной схемы иммунизации ПКВ13 рекомендуется введение ППВ23. В особых случаях (подготовка к трансплантации и/или иммуносупрессивной терапии, оперативным вмешательствам) допустимый минимальный интервал между ПКВ13 и ППВ23 может составлять 8 нед [22, 26].

Пациентам, ранее провакцинированным против пневмококковой инфекции с использованием ППВ23, в последующем не ранее чем через 1 год следует ввести однократно ПКВ13. При сохраняющемся высоком риске тяжелого течения пневмококковой инфекции через 5 лет после иммунизации ППВ23 возможно повторное введение этой вакцины. Сроки проведения последующих ревакцинаций определяются состоянием здоровья индивидуума [9, 22, 23].

После перенесенного COVID-19 вакцинацию против пневмококковой инфекции можно проводить спустя 2-4 нед в зависимости от тяжести течения заболевания; после введения вакцины против коронавирусной инфекции - через 4 нед. Аналогичные сроки устанавливаются, если первично проводится вакцинация против пневмококка [25, 29, 30].

Заключение

Современный мир немыслим без вакцин. Вакцинопрофилактика - инструмент демографической политики, обеспечивающий снижение заболеваемости и смертности, а также активное долголетие. Вакцинация - самое эффективное и экономически выгодное профилактическое мероприятие, известное современной медицине.

ЛИТЕРАТУРА

1. United Nations, Department of Economic and Social Affairs, Population Division (2019). World Population Prospects 2019: Data Booket. URL: https://population.un.org/wpp/Publications/Files/WPP2019_DataBooklet.pdf (date of access November 16, 2021)

2. Намазова-Баранова Л.С., Федосеенко М.В., Баранов А.А. Новые горизонты Национального календаря профилактических прививок // Вопросы современной педиатрии. 2019. Т. 18, № 1. С. 13-30. DOI: https://doi.org/10.15690/vsp.v18i1.1988

3. Стратегия развития иммунопрофилактики инфекционных болезней на период до 2035 г. Утв. распоряжением Правительства РФ от 18.09.2020 г. № 2390-р.

4. Идеальный календарь профилактических прививок для детей, 2020 // Педиатрическая фармакология. 2019. Т. 16, № 6. С. 384-385.

5. Костинов М.П., Малеев В.В. Hib-инфекция: вопросы вакцинопрофилактики. Москва : Медицина для всех, 1998. 78 с.

6. Баранов А.А., Намазова-Баранова Л.С., Таточенко В.К. и др. Вакцинопрофилактика гемофильной инфекции типа b у детей // Болезни детского возраста от А до Я : руководство для врачей. Вып. 12 / под ред. А.А. Баранова, Л.С. Намазовой-Барановой. Москва : Педиатръ, 2016. С. 125-151.

7. Гаращенко Т.И., Костинов М.П., Ильенко Л.И. и др. Профилактическое и терапевтическое использование гемофильной и пневмококковой вакцин у часто и длительно болеющих детей с рецидивирующими средними отитами // Вопросы современной педиатрии. 2006. Т. 5, № 5. С. 24-28.

8. Ильенко Л.И., Костинов М.П., Гаращенко М.В. и др. Иммунизация вакцинами для профилактики пневмококковой, гемофильной инфекции и гриппа у часто и длительно болеющих детей с хронической и часто рецидивирующей неспецифической инфекционной патологией бронхолегочной системы // Вопросы современной педиатрии. 2006. Т. 5, № 4. С. 27-30.

9. Вакцинация взрослых - от стратегии к тактике : руководство для врачей / под ред. М.П. Костинова. Москва : МДВ, 2020. 248 с. ISBN 978-5-906748-17-1.

10. Баранов А.А., Брико Н.И., Горелов А.В. и др. Стратегии контроля ветряной оспы в России. Итоги Международного совещания Экспертного Совета по вопросам профилактики ветряной оспы (W.A.V.E) // Вопросы современной педиатрии. 2010. Т. 9, № 3. С. 5-12.

11. Тарасова А.А., Костинов М.П. Актуальность применения комбинированной шестивалентной вакцины против коклюша, дифтерии, столбняка, гемофильной инфекции, полиомиелита и гепатита В // Фарматека. 2020. Т. 27, № 9. С. 92-98. DOI: https://doi.org/10.18565/pharmateca.2020.9.92-98

12. Черданцев А.П., Костинов М.П., Кусельман А.И. Вакцинопрофилактика гриппа у беременных : р

уководство для врачей. Москва : МДВ, 2014. 112 с.

13. Черданцев А.П., Костинов М.П., Кусельман А.И. Вакцинация беременных против гриппа и других инфекционных заболеваний: руководство для врачей. 3-е изд., доп. Москва : МДВ, 2018. 143 с.

14. Вакцинопрофилактика заболеваний, вызванных вирусом папилломы человека : клинические рекомендации. Москва : Педиатръ, 2017. 48 с.

15. Никифоров В.В., Суранова Т.Г., Миронов А.Ю. Новая коронавирусная инфекция (COVID-19): этиология, эпидемиология, клиника, диагностика, лечение и профилактика : учебно-методическое пособие. Москва : Академия постдипломного образования ФМБА России, 2020. 48 с.

16. Профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции (COVID-19). Версия 11: Временные методические рекомендации (утв. Министерством здравоохранения РФ 7 мая 2021 г.). URL: https://static-0.minzdrav.gov.ru/system/attachments/attaches/000/055/735/original/BМР_COVID-19.pdf (дата обращения: 16.11.2021)

17. Geers D., Shamier M.C., Bogers s., Hartog G.D., Gommers L. et al. SARS-CoV-2 variants of concern partially escape humoral but not T cell responses in COVID-19 convalescent donors and vaccine recipients // Sci. Immunol. 2021. Vol. 6, N 59. P. 7-14. DOI: https://doi.org/10.1126/sciimmunol.abj1750

18. Костинов М.П., Маркелова Е.В., Свитич О.А., Полищук В.Б. Иммунные механизмы SARS-CoV-2 и потенциальные препараты для профилактики и лечения COVID-19 // Пульмонология. 2020. Т. 30, № 5. С. 700-708. DOI: https://doi.org/10.18093/0869-0189-2020-30-5-700-708

19. Brentville V.A., Vankemmelbeke M., Metheringham R.L., Symonds P., Cook K.W. et al. A novel bivalent DNA vaccine encoding both spike protein receptor-binding domain and nucleocapsid protein of SARS-CoV-2 to elicit T cell and neutralising antibody responses that cross react with variants // bioRxiv. 2021. Vol. 6, N 18. Article ID 448932. DOI: https://doi.org/10.1101/2021.06.18.448932

20. Verissimo C. De M., O’Brien C., López Corrales J., Dorey A., Cwiklinski K. et al. Improved diagnosis of SARS-CoV-2 by using nucleoprotein and spike protein fragment 2 in quantitative dual ELISA tests // Epidemiol. Infect. 2021. Vol. 149. P. 1-28. DOI: https://doi.org/10.1017/S0950268821001308

21. Костинов М.П., Свитич О.А., Маркелова Е.В. Потенциальная иммунопрофилактика COVID-19 у групп высокого риска инфицирования : временное пособие для врачей. Москва : МДВ, 2020. 64 с. ISBN: 978-5-906748-18-8

22. Приоритетная вакцинация респираторных инфекций в период пандемии SARS-CоV-2 и после ее завершения: пособие для врачей / под ред. М.П. Костинова, А.Г. Чучалина. Москва : МДВ, 2020. 32 с. ISBN 976-5-906748-16-4.

23. Респираторная медицина : руководство. 2-е изд. Т. 2 / под ред. А.Г. Чучалина. Москва : Литтерра, 2017. 544 с.

24. Костинов А.М., Костинов М.П. Восприимчивость к SARS-CoV-2 привитых против S. pneumoniae - механизмы неспецифического действия пневмококковой вакцины // Педиатрия. журнал имени Г.Н. Сперанского. 2020. Т. 99, № 6. С. 183-189. DOI: https://doi.org/10.24110/0031-403X2020-99-6-183-189

25. Костинов А.М., Костинов М.П., Машилов К.В. Пневмококковые вакцины и COVID-19 - антагонизм // Медицинский совет. 2020. № 17. С. 66-73. DOI: https://doi.org/10.21518/2079-701X-2020-17-66-73

26. Маркелова Е.В., Гущина Я.С., Костинов М.П., Журавлева Н.В. Клинико-иммунологический эффект вакцинации "ПНЕВМО 23" детей с атопической бронхиальной астмой // Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. 2005. № 2. С. 83-85.

27. Вакцинация против гепатита В, гриппа и краснухи взрослых пациентов с хроническими заболеваниями : руководство / под ред. М.П. Костинова, В.В. Зверева. Москва, 2009. 196 с.

28. Протасов А.Д., Жестков А.В., Лаврентьева Н.Е. и др. Эффект комплексной вакцинации против пневмококковой, гемофильной типа b инфекций и гриппа у пациентов с хронической обструктивной болезнью легких // Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. 2011. № 4. С. 80-84.

29. Рыжов А.А., Костинов М.П., Магаршак О.О. Применение вакцин против пневмококковой и гемофильной типа b инфекций у лиц с хронической патологией // Эпидемиология и вакцинопрофилактика. 2004. Т. 19, № 6. С. 24-27.

30. Никифоров В.В., Орлова Н.В., Суранова Т.Г., Миронов А.Ю., Полежаева Н.А. Вакцинопрофилактика пневмококковой инфекции в условиях продолжающегося распространения COVID-19 // Эпидемиология и инфекционные болезни. 2020. Т. 25, № 2. С. 48-55.

31. Костинов М.П. Основы иммунореабилитации при новой коронавирусной инфекции (COVID-19) : пособие для врачей. Москва : МДВ, 2020. 112 с. ISBN 978-5-906748-06-5.

32. Руководство по вакцинации и иммунотерапии при ЛОР-патологии / под ред. М.П. Костинова, И.И. Абабия. Москва : МДВ, 2019. 448 с.

33. Костинов М.П. Иммунокоррекция вакцинального процесса у лиц с нарушенным состоянием здоровья. Москва : Медицина для всех, 2006. 175 с.

34. Jenkins V.A., Savic M., Kandeil W. Pertussis in high-risk groups: an overview of the past quarter-century // Hum. Vaccines Immunother. 2020. Vol. 16, N 11. P. 2609-2617. DOI: https://doi.org/10.1080/21645515.2020.1738168

35. Celentano L.P., Massari M., Paramatti D., Salmaso S., Tozzi A.E. Resurgence of pertussis in Europe // Pediatr. Infect. Dis. J. 2005. Vol. 24. P. 761-765.

36. Pertussis (whooping cough). Signs and Symptoms. 2017. URL: https://www.cdc.gov/pertussis/about/signs-symptoms.html (date of access July 16, 2021)

37. Костинов А.М., Костинов М.П. Заболеваемость коклюшем и эффект от ревакцинации детей дошкольного и школьного возраста // Инфекция и иммунитет. 2018. Т. 8, № 3. С. 284-294. 

38. Костинов М.П., Пруцкова Е.В., Черданцев А.П. и др. Безопасность применения коклюшных вакцин у подростков // Журнал инфектологии. 2020. Т. 12, № 4. С. 29-36. DOI: https://doi.org/10.22625/2072-6732-2020-12-4-29-36

39. Черданцев А.П., Пруцкова Е.В., Костинов М.П. Новые возможности вакцинопрофилактики коклюша // Детские инфекции. 2020. Т. 19, № 2. С. 58-63. DOI: https://doi.org/10.22627/2072-8107-2020-19-2-58-63

40. О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в РФ в 2019 г. : Государственный доклад. Москва : Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, 2020. 299 с.

41. Руководство по клинической иммунологии в респираторной медицине. 1-е изд. / под ред. М.П. Костинова, А.Г. Чучалина. Москва : АТМО, 2016. 128 с.

42. Rogers M.A.M., Basu T., Kim C. Lower incidence rate of type 1 diabetes after receipt of the rotavirus vaccine in the United States, 2001-2017 // Sci. Rep. 2019. Vol. 9, N 1. P. 7727. DOI: https://doi.org/10.1038/s41598-019-44193-4

43. Баранов А.А., Намазова-Баранова Л.С., Таточенко В.К. и др. Ротавирусная инфекция у детей - нерешенная проблема. Обзор рекомендаций по вакцинопрофилактике // Педиатрическая фармакология. 2017. Т. 14, № 4. С. 248- 257.

44. Christensen H., May M., Bowen L., Hickman M., Trotter C.L. Meningococcal carriage by age: a systematic review and meta-analysis // Lancet Infect. Dis. 2010. Vol. 10, N 12. Р. 853-861. DOI: https://doi.org/10.1016/s1473-3099(10)70251-6

45. Костюкова Н.Н., Бехало В.А. Современные менингококковые вакцины и бактерионосительство // Эпидемиология и инфекционные болезни. Актуальные вопросы. 2019. Т. 9, № 2. С. 81-89.

46. Коровкина Е.С., Костинов М.П. Современные конъюгированные вакцины, применяемые для профилактики менингококковой инфекции // Инфекционные болезни: новости, мнения, обучение. 2018. № 1. С. 138-145.

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Ющук Николай Дмитриевич
Академик РАН, профессор, почетный заведующий кафедрой инфекционных болезней и эпидемиологии, президент ФГБОУ ВО "Московский государст­венный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова" Минздрава России, член Правления Национального научного общества инфекционистов.
Вскрытие
Медицина сегодня
VI Научно-практическая конференция "Парадигмы лекарственной терапии у онкологических больных"

Уважаемые коллеги! Приглашаем Вас принять участие в VI Научно-практической конференции "Парадигмы лекарственной терапии у онкологических больных" ( https://mrrcconference.ru/ ), которая впервые состоится в Москве, в очном формате 08-09 сентября 2022 г. Адрес : г. Москва, ул...

XI Национальный конгресс "Пластическая хирургия, эстетическая медицина и косметология".

XI Национальный конгресс с международным участием имени Н.О. Миланова "Пластическая хирургия, эстетическая медицина и косметология" - Реконструкция формы. Управление временем С 29 ноября по 1 декабря 2022 года в Москве пройдет XI Национальный конгресс "Пластическая хирургия,...

XIII международный форум "Росмедобр-2022

15-17 сентября на площадке "Рэдиссон Славянская Отель и Бизнес-центр" в Москве состоится XIII международный форум "Росмедобр-2022. Инновационные обучающие технологии в медицине" - крупнейшее ежегодное событие в сфере медицинского образования в русскоязычном пространстве....


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»