Выявление маркеров возбудителей природно-очаговых инфекций, передающихся клещами

Резюме

Цель исследования - анализ частоты выявления инфекций, переносимых клещами (ИПК), в эпидемическом сезоне 2018 г. у взрослых в Новосибирской области.

Материал и методы. Исследован клинический материал от 325 пациентов с лихорадочным состоянием, у которых в анамнезе установлено присасывание/наползание клеща. В образцах биологического материала больных методом полимеразной цепной реакции в реальном времени (ПЦР-РВ) искали генетические маркеры возбудителей ИПК: вируса клещевого энцефалита (ВКЭ), возбудителя иксодовых клещевых боррелиозов (ИКБ), входящих в комплекс Borrelia burgdorferi s.l., возбудителя клещевой возвратной лихорадки (Borrelia miyamotoi, Rickettsia species, Coxiella burnetii, Francisella tularensis). Сыворотки крови больных исследовали на наличие специфических антител IgM и IgG к возбудителям ИПК с помощью иммуноферментного анализа (ИФА).

Результаты. У 166 (51,1%) из 325 обследованных пациентов с помощью методов ПЦР-РВ и ИФА выявлены маркеры возбудителей ИПК. Маркеры ВКЭ выявлены у 78 обследованных, из них у 5 больных обнаружена РНК ВКЭ, а у 73 - IgM к ВКЭ. Маркеры возбудителя ИКБ определены у 40 обследованных: в крови 6 больных обнаружена ДНК боррелий, у 36 в образцах сыворотки крови выявлены антитела класса IgM и IgG. У 39 больных в крови обнаружен ДНК-маркер Borrelia miyamotoi. ДНК-маркеры Rickettsia spp., охарактеризованные позже как ДНК Rickettsia sibirica, выявлены в крови 9 больных. В образцах крови 9 больных установлено наличие ДНК Coxiella burnetii, у 4 из них в периоде реконвалесценции обнаружены специфические антитела класса IgG.

Заключение. Установлено, что в Новосибирской области основной причиной лихорадки, развившейся после присасывания клеща, были ВКЭ и ИКБ, вызванные как B. burgdorferi s.l., так и B. miyamotoi. У 9 больных диагностирована Ку-лихорадка.

Ключевые слова:инфекции, передающиеся клещами; полимеразная цепная реакция, иммуноферментный анализ

Финансирование. Исследование не имело финансовой поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов. Концепция и дизайн исследования - Бондаренко Е.И., Краснова Е.И.; сбор и обработка материала - Филимонова Е.С., Бондаренко Е.И., Криницына Э.В.; статистическая обработка данных - Филимонова Е.С.; написание текста - Филимонова Е.С., Проворова В.В., Бондаренко Е.И., Краснова Е.И.; редактирование - Филимонова Е.С., Проворова В.В., Бондаренко Е.И., Краснова Е.И., Олейник А.Н., Бурмистрова Т.Г.; утверждение окончательного варианта статьи - Филимонова Е.С., Проворова В.В., Бондаренко Е.И., Краснова Е.И., Бурмистрова Т.Г.; ответственность за целостность всех частей статьи - Филимонова Е.С., Проворова В.В., Краснова Е.И.

Для цитирования: Филимонова Е.С., Бондаренко Е.И., Краснова Е.И., Проворова В.В., Криницына Э.В., Олейник А.Н., Бурмистрова Т.Г. Выявление маркеров возбудителей природно-очаговых инфекций, передающихся клещами // Инфекционные болезни: новости, мнения, обучение. 2021. Т. 10, № 4. С. 90-97. DOI: https://doi.org/10.33029/2305-3496-2021-10-4-90-97

Территория РФ является обширным ареалом распространения природно-очаговых болезней, в том числе передающихся клещами, среди которых иксодовые клещевые боррелиозы (ИКБ), вирусный клещевой энцефалит (ВКЭ), сибирский клещевой тиф (СКТ) и др. [1, 2]. Данные инфекции, передающиеся клещами (ИПК), представляют серьезную проблему для здравоохранения страны вследствие роста числа антропургических очагов этих инфекций в пригородах и на территории городов. Официально регистрируемая частота контактов населения с клещами остается постоянной и находится на уровне 400-550 тыс. обращений в год, при этом около 1/4 пострадавших ежегодно составляют дети. В 2019 г. зарегистрировано 580 тыс. обращений, что соответствует 395 обращениям на 100 тыс. населения [1]. Одной из основных особенностей ИПК является многообразие возбудителей и их способность существовать совместно в одном клеще, вызывая микст-формы в разных сочетаниях.

Первое место по распространенности и частоте регистрации среди группы ИПК принадлежит ИКБ. В 2015-2019 гг. ареал природного очага ИКБ занимал от 73 до 77 территорий страны из 85. Заболеваемость ИКБ возросла с 4,17 на 100 тыс. населения в 2016 г. до 5,48 на 100 тыс. населения в 2019 г. [1-6]. ВКЭ распространен и регистрируется на меньшем количестве территорий по сравнению с ИКБ. Однако актуальность проблемы сохраняется ввиду возможности развития тяжелых форм болезни и летальных исходов заболевания, высокого удельного веса инвалидизации.

В течение последних 5 лет заболеваемость ВКЭ неуклонно снижается (с 1,58 на 100 тыс. населения в 2015 г. до 1,18 на 100 тыс. населения в 2018 г.) благодаря увеличению охвата прививками против ВКЭ. Вместе с тем в 2015-2019 гг. число летальных исходов от ВКЭ на территории РФ достигало 28-32 в год. Неблагоприятные исходы по-прежнему связаны с поздним обращением населения за медицинской помощью, несвоевременной постановкой диагноза и отсутствием вакцинации [1, 3-6].

Сибирский регион является одной из территорий с наибольшими показателями заболеваемости ИПК. Для Новосибирской области (НСО) эпидемическая обстановка по ВКЭ, ИКБ и СКТ, как и по ряду других зоонозных инфекций, по-прежнему неблагополучна [7].

Ареал природного очага клещевого энцефалита охватывает 23 административных территории НСО, где на протяжении ряда лет отмечается высокая численность популяции иксодовых клещей и их зараженность клещевыми инфекциями. Показатель заболеваемости ВКЭ жителей НСО за 2015-2019 гг. (3,84-6,15 на 100 тыс. населения) ежегодно превышает в 3,3-3,9 раза показатель по Российской Федерации (рис. 1) [8-12].

Рис. 1. Динамика заболеваемости вирусным клещевым энцефалитом на 100 тыс. населения в Новосибирской области и по Российской Федерации в целом, 2015-2019 гг. [1, 8]

Помимо ВКЭ, среди клещевых инфекций, регистрируемых в НСО, чаще всего встречается клещевой боррелиоз (болезнь Лайма). В 2015-2019 гг. показатель заболеваемости ИКБ варьировал от 5,91 до 10,74, что превышает показатель заболеваемости по Российской Федерации в 1,1-2,1 раза (рис. 2) [8-12].

Рис. 2. Динамика заболеваемости иксодовым клещевым боррелиозом на 100 тыс. населения в Новосибирской области и по Российской Федерации в целом, 2015-2019 гг. [1, 8]

В последние годы наблюдается стабилизация заболеваемости СКТ среди жителей НСО. По сравнению с показателем заболеваемости СКТ по Российской Федерации в 20152019 гг. (0,97-1,07) заболеваемость в НСО выше в 5,76,6 раза [8-12].

В течение эпидемического сезона клещевых инфекций, который продолжается с апреля по октябрь ежегодно, в инфекционный стационар поступают пациенты с лихорадкой и присасыванием клеща в анамнезе. При поступлении им выставляется диагноз "клещевой энцефалит, лихорадочная форма" или при наличии характерной эритемы "клещевой боррелиоз, эритемная форма". При характерных клинических проявлениях, таких как высокая лихорадка, пятнисто-папулезная сыпь и первичный аффект (ПА) на месте внедрения клеща, клинически подтверждается диагноз СКТ.

Лабораторная диагностика ограничена проведением только иммуноферментного анализа (ИФА) для выявления антител к антигенам вируса клещевого энцефалита и боррелий B. burgdorferi s.L. При появлении отрицательных результатов в большинстве случаев пациентам выставляется окончательный диагноз острого респираторного заболевания. С появлением новых, недостаточно изученных возбудителей клещевых инфекций необходимо уточнение их этиологической роли. Относительно недавно в группу возбудителей ИПК была внесена боррелия нового вида - Borrelia miyamotoi, обнаруженная в клещах Ixodes persulcatus, отнесенная к группе возбудителей клещевых возвратных лихорадок, способная вызывать заболевание у человека. Клинические симптомы ИКБ, вызываемого B. miyamotoi, во многом совпадают с таковыми при безэритемной форме ИКБ [13-15].

Дифференциальная диагностика природно-очаговых инфекций представляет проблему для лечащего врача, имеет практическое значение для проведения своевременной и адекватной терапии, а при заболеваниях бактериальной и вирусной этиологии она кардинально отличается. Это связано с тем, что клещевые инфекции локализованы в одних и тех же природных очагах с общими переносчиками, имеют сезонный характер, примерно одинаковый инкубационный период, в организме инфицированных могут персистировать 2 возбудителя ИПК и более одновременно. Кроме того, для них характерны сходные клинические проявления, особенно в начальном периоде: лихорадка, симптомы интоксикации, ломота в теле, озноб и др.

Таким образом, для повышения точности диагностики ИПК необходимо использовать комплекс лабораторных методов, включающий выявление у обследуемых серологических и молекулярно-генетических маркеров всех возбудителей данных инфекций, циркулирующих на территории конкретного региона [16].

Цель исследования - анализ частоты выявления инфекций, переносимых клещами (ИПК), в эпидемическом сезоне 2018 г. у взрослых в НСО.

Материал и методы

Исследование проведено на базе ГБУЗ НСО "ГИКБ № 1" (Новосибирск). Под наблюдением находились 325 больных в возрасте от 15 до 87 лет, поступивших на лечение с мая по август 2018 г.

Критерии отбора пациентов для комплексного обследования с целью выявления маркеров возбудителей ИПК: лихорадочное состояние, факт присасывания/наползания клеща до начала заболевания либо посещение лесопарковой зоны.

Для анализа методом полимеразной цепной реакции в реальном времени (ПЦР-РВ) использовали суммарные нуклеиновые кислоты (НК), выделенные из цельной крови (ЦКр) и лейкоцитарной фракции крови (ЛФК), получение которых описано в статье Н.В. Яковчиц и соавт. [16]. Также были исследованы образцы спинномозговой жидкости (СМЖ) отдельных больных и образцы смывов, взятые с ПА или с места присасывания клеща. Взятие смывов с ПА выполняли по методике, опубликованной ранее [16].

Суммарные НК выделяли с помощью наборов "РеалБест экстракция 100" ("Вектор-Бест", Новосибирск) из 200 мкл ЛФК, 100 мкл СМЖ и 100 мкл смывов с ПА, а также из 250 мкл ЦКр в повторах. Образцы ЦКр предварительно обрабатывали реагентами из набора "РеалБест Гемолитик" ("Вектор-Бест", Новосибирск). Элюцию выделяемых образцов НК проводили в объеме 250 мкл, из которых для проведения ПЦР-РВ использовали по 50 мкл для детекции генетических маркеров конкретных возбудителей, согласно инструкций производителя.

Комплексное ПЦР-исследование по оценке зараженности пациентов возбудителями ИПК проводили с помощью коммерческих тестов "РеалБест ДНК Borrelia burgdorferi s.L./ РНК ВКЭ", "РеалБест ДНК Borrelia miyamotoi", "РеалБест ДНК Rickettsia species", "РеалБест ДНК Rickettsia sibirica/ Rickettsia heilongjiangensis" ("Вектор-Бест", Новосибирск), а также использовали экспериментальные лабораторные версии тестов ПЦР-РВ для выявления ДНК-маркеров C. burnetii и F. tularensis.

Постановку ПЦР-РВ осуществляли с использованием амплификатора с флуоресцентной детекцией результатов планшетного типа CFX96 (Bio-Rad, США). Серологические исследования проводили методом ИФА с помощью наборов реагентов "ВектоВКЭ-IgM", "ЛаймБест-IgM", "ЛаймБест-IgG" (АО "Вектор-Бест", Новосибирск) и "ИФА-анти-Ку комплект № 1 (выявление IgG-антител к возбудителю Ку-риккетсиоза)" ФБУН НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Пастера (Санкт-Петербург).

Статистическую обработку проводили с использованием программ Statistica 10 и Excel, рассчитывали экстенсивные показатели.

Результаты и обсуждение

Диагноз "клещевой энцефалит" подтвержден методом ИФА у 73 больных, что составило 22,5% всех госпитализированных. Возраст пациентов с ВКЭ варьировал от 16 до 88 лет. Среди заболевших были 31 (42,4%) женщина и 42 (57,5%) мужчины. Доля мужчин в трудоспособном возрасте (до 60 лет) составила 53%. Такая закономерность характерна для большинства территорий России и Европы [17] и объясняется более частым посещением лесных массивов мужчинами. Распределение больных с учетом возраста было следующим: 15-20 лет - 4 (5%) человека; 21-30 лет -13 (18%); 31-40 лет - 9 (12%); 41-50 лет - 15 (21%); 51-60 лет - 9 (12%); 61 лет и старше - 17 (23%). Таким образом, максимальное количество больных ВКЭ, как и в предыдущие годы, регистрировали в возрасте старше 50 лет (45%). Реализация трансмиссивного механизма передачи возбудителя выявлена у 43 (59%) пациентов, 6 (8%) человек отмечали наползание клеща, пищевой путь - при употреблении козьего молока установлен только в 1 случае; 1 больной снимал клеща с животного, 23 (31,5%) человека отрицали контакт с клещами.

Преобладала лихорадочная форма заболевания -33 (45%) случая. Двухволновая лихорадка зафиксирована у 5 (6,8%) человек. Менингеальная форма ВКЭ подтверждена у 26 (36%) человек, менингоэнцефалитическая - у 9 (12%), менингоэнцефалополиомиелитическая - у 5 (7%). Летальный исход наступил у 4 (5,4%) больных, все они не были вакцинированы.

Таким образом, ВКЭ представляет актуальную проблему для здравоохранения НСО. Дальнейшее исследование эпидемиологических и клинических особенностей болезни позволит обосновать и разработать комплекс мероприятий, направленных на снижение заболеваемости КЭ.

Для лабораторной диагностики КЭ в сыворотке крови больных, госпитализированных с лихорадочным состоянием после присасывания клеща, с помощью ИФА определяли специфические IgM-антитела к ВКЭ, а в образцах ЛФК и ЦКр методом ПЦР-РВ выявляли РНК этого вируса. Результаты серологического исследования были положительными у 73 (22,6%) из 325 пациентов, а при проведении ПЦР генетический материал ВКЭ был выявлен у 7 (2,2%). При этом у 5 из 7 пациентов одновременно обнаружены и антитела к ВКЭ, и вирусная РНК. Низкая выявляемость РНК ВКЭ в крови пациентов отмечена и ранее [18]. Установлено, что период виремии составляет от 2 до 7 дней от момента проникновения вируса после присасывания инфицированного клеща [18]. По данным других авторов, генетический материал ВКЭ определяется в крови инфицированных людей в первые 1-4 дня после присасывания клеща только в 55% случаев, а затем вероятность его обнаружения резко снижается. По всей видимости, с этим и связана низкая выявляемость РНК вируса методом ПЦР в образцах крови людей.

Диагноз ИКБ подтвержден в 102 случаях заболевания. Преобладали эритемные формы. Клинически диагноз "ИКБ, эритемная форма" выставлен в 77 случаях, что составило 23,7% всех обследованных, из них методом ИФА диагноз подтвержден только в 9 (11,7%) случаях. Остальные пациенты были выписаны из стационара на 2-й неделе заболевания, поэтому диагноз у них подтвержден только клинико-эпидемиологически, что допускается протоколами диагностики ИКБ.

При тестировании образцов крови пациентов методом ПЦР-РВ выявить ДНК B. burgdorferi s.l. удалось у 6 человек, что подтверждает редкое присутствие данных боррелий в крови. Из них серологически диагноз ИКБ подтвержден в 3 случаях.

Известно, что основным методом подтверждения безэритемных форм ИКБ, является простановка ИФА. У 25 пациентов с ИКБ, безэритемной формой, диагноз подтвержден на основании определения IgM к B. burgdorferi s.l. начиная с 3-й недели заболевания. Среди заболевших преобладали женщины (76%). Максимальное количество больных ИКБ зарегистрировано в возрасте 50 лет и старше - 67 (63%). Поражение центральной нервной системы в форме серозного менингита наблюдали у 3 больных, в том числе у 2 -с синдромом Баннварта. Заболевание у всех пациентов протекало в среднетяжелой форме. Зарегистрировано 2 случая микст-инфекции с лихорадочной формой ВКЭ.

Причиной относительно невысокой выявляемости генетического материала возбудителей ИПК методом ПЦР-РВ может быть несвоевременный забор образцов исследуемой крови у больных (не на пике лихорадки, а уже при нормализации температуры тела, когда патоген элиминирован из кровотока). Кроме того, прием пациентами антибиотиков и/или жаропонижающих препаратов может способствовать снижению количества некоторых возбудителей ИПК, циркулирующих в крови. Низкая эффективность серологической диагностики ИКБ связана с тем, что взятие крови для данных исследований проводили в ранние сроки заболевания, когда специфические антитела еще не появились. Серологическая диагностика высокоинформативна при исследовании сыворотки крови не ранее 3-4-й недели болезни, что подтверждает длительность латентного периода при формировании гуморального ответа при ИКБ.

Установлено, что заболевание, вызываемое B. miyamotoi в НСО в 2016-2017 гг., занимало 3-е место в структуре клещевых инфекций после ИКБ, вызванного B. burgdorferi, и ВКЭ. Отмечено, что для него характерны отсутствие мигрирующей эритемы, слабость, высокая лихорадка длительностью от 1-10 сут, иногда рецидивируюшая, выраженные проявления интоксикации, артралгии, лейкоцитоз с относительным нейтрофилезом [19]. Больные среднего возраста с вышеперечисленными жалобами обращались в стационар преимущественно в июне-июле после присасывания клеща. ДНК-маркер B. miyamotoi обнаружен в 39 (12%) образцах крови. У 3 из 39 пациентов с диагнозом "ИКБ, вызванный B. miyamotoi", помимо лихорадки и симптомов интоксикации, выявляли эритему диаметром 8x8, 3x4 и 3x3 см соответственно на месте присасывания клеща. В данных случаях клинически был выставлен диагноз микст-инфекции: ИКБ, вызванный B. burgdorferi s.l. и B. miyamotoi. Для ИКБ, вызванного B. miyamotoi, были характерны высокая или умеренная лихорадка, интоксикационный синдром у всех больных, головная боль на пике лихорадочного периода (85%), миалгия (25%), артралгия (20%). Длительность лихорадочного периода - до 4-5 дней. В общем анализе крови отмечены нормоцитоз и лимфоцитопения.

При серологических исследованиях антитела к антигенам боррелий комплекса B. burgdorferi s.l. были обнаружены у 7 (9,2%) из 39 пациентов с ИКБ, вызванным B. miyamotoi. Используемые в практике здравоохранения тест-системы для выявления антител класса М (IgM) к возбудителям ИКБ не могут применяться для серологиченской диагностики ИКБ, вызванного B. miyamotoi. При обследовании таких пациентов с помощью коммерческих тестов выявляют антитела к антигенам боррелий всего комплекса B. burgdorferi s.l., являющихся возбудителем ИКБ. Доступные для серологической диагностики наборы не позволяют дифференцировать антитела к боррелиям разных видов. Поэтому с учетом гетерогенности боррелий необходимо проводить иммуночиповую диагностику с определением антител к специфическим белкам боррелий комплекса B. burgdorferi s.l. и B. miyamotoi.

Выявление нового возбудителя B. miyamotoi в крови у госпитализированных больных расширило спектр природно-очаговых трансмиссивных инфекций, регистрируемых в НСО. Верификация диагноза ИКБ, вызванного B. miyamotoi, с помощью ПЦР-диагностики позволит регистрировать эту малоизученную нозологическую форму у жителей НСО.

Диагностика клещевых риккетсиозов, и в частности СКТ, вызываемого Rickettsia sibirica, в России в последние годы основана на данных эпидемиологического анамнеза (пребывание на эндемичной территории, возможный контакт с клещами в периоде их активности) и характерной клинической картине (лихорадки, наличия у пациентов ПА на месте присасывания клеща, регионарного лимфаденита, раннего появления яркой розеолезно-папулезной экзантемы) [20]. Следует отметить, что антитела к антигенам возбудителей клещевых риккетсиозов в крови формируются не ранее 7-15-го дня после начала болезни, в связи с чем верификация диагноза с помощью реакций связывания комплемента (РСК) и непрямой гемагглютинации (РНГА) значительно задерживается. Еще более существенным является факт отсутствия в настоящее время в России тест-систем отечественного производства для серологической диагностики СКТ.

Всего за 2018 г. в зарегистрировано 15 случаев СКТ у взрослых. Среди заболевших преобладали мужчины (67%). Возраст пациентов варьировал от 21 до 60 лет, чаще болели лица старше 40 лет (60%). Диагнозы при направлении из лечебно-профилактической организации только в 2 случаях совпадали с диагнозом СКТ, установленным в инфекционном стационаре, что указывало на затруднения при распознавании данной болезни врачами на догоспитальном этапе, даже при наличии клинико-эпидемиологического симптомокомплекса. Диагноз "клещевой энцефалит" при направлении в стационар поставлен 3 больным, "лихорадка неясного генеза" - 10. Госпитализация больных проводилась чаще в 1-ю неделю заболевания.

СКТ протекал в среднетяжелой форме и заканчивался выздоровлением. Диагностика данного риккетсиоза проводилась клинически (наличие ПА в месте присасывания клеща, регионарного лимфаденита, пятнисто-папулезной сыпи и симптомов интоксикации), а также с учетом эпидемиологического анамнеза.

При тестировании образцов ЛФК и ЦКр от 325 больных с помощью лабораторной версии набора реагентов "Реал-Бест ДНК Rickettsia species" ("Вектор-Бест", Новосибирск) ДНК-маркер риккетсий был выявлен в 9 (2,7%) случаях. Полученные данные в результате дальнейшего исследования положительных образцов выделенной ДНК с помощью набора реагентов "РеалБест ДНК Rickettsia sibirica/Rickettsia heilongjiangensis" ("Вектор-Бест", Новосибирск) свидетельствовали, что в крови больных циркулировала R. sibirica, которая отнесена к патогенным видам, вызывающим СКТ и обнаруживаемым в крови пациентов на территории НСО и ранее [21]. У 1 пациента с фебрильной лихорадкой, ПА, эритемой в заушной области, регионарным лимфаденитом и сыпью при обследовании установлена микст-инфекция: клещевой сыпной тиф и клещевой боррелиоз, эритемная форма.

Ку-лихорадка - повсеместно распространенная, но мало диагностируемая инфекционная болезнь с разнообразными путями передачи возбудителя. Вследствие полиморфизма клинической картины, отсутствия доступных для практического здравоохранения лабораторных методов, подтверждающих диагноз, а также вовлечения в эпидемический процесс преимущественно сельских жителей, которые реже, чем городские, обращаются за медицинской помощью, регистрация случаев заболевания Ку-лихорадкой неполная. В Новосибирске с 2002 г., когда серологически были выявлены антитела к C. burnetii у больных, случаев верификации диагноза Ку-лихорадки не отмечено [22].

В настоящем исследовании ДНК C. burnetii методом ПЦР обнаружена в крови у 9 пациентов (2,8% всех обследуемых больных с присасыванием клеща в анамнезе). В 3 случаях Ку-лихорадки по генам groEL и IS1111 была секвенирована ДНК C. burnetii, выделенная из крови. Среди заболевших коксиеллезом - 8 мужчин и 1 женщина, диапазон возраста заболевших - от 25 до 74 лет. Присасывание или наползание клеща из них отмечены у больных в НСО в 4 случаях, при посещении Алтая - в 2, при посещении Крыма - в 1 случае.

Заболевание у всех больных начиналось остро, с повышением температуры тела до 39-40 °С, длительность лихорадки варьировала от 7 до 9 дней (при использовании антибактериальной терапии). У всех больных отмечены интоксикационный синдром, умеренная головная боль, слабость, в 3 случаях - миалгия. Пятнисто-папулезная сыпь выявлена у 1 пациента. Токсический гепатит диагностирован у 2 человек со слабовыраженным синдромом цитолиза. Явления менингизма отмечены у 2 больных. У одного мужчины 30 лет во время командировки в Крым в анамнезе за 7 дней до заболевания было присасывание клеща. Болезнь протекала в виде тяжелой генерализованной инфекции с развитием системного воспалительного ответа, серозного менингоэнцефалита, осложненного отеком головного мозга. На фоне комплексной терапии с включением доксициклина наступил благоприятный исход.

Всем пациентам проводили серологические обследование методом ИФА для определения антител класса IgG к антигенам C. burnetii в остром периоде заболевания и через 6 мес после выписки из стационара. При исследовании сывороток крови на этапе госпитализации больных в стационар были получены отрицательные результаты, через 6 мес у 4 больных обнаружены IgG.

В результате проведенного исследования с помощью ПЦР-РВ на наличие ДНК возбудителя F. tularensis в ЦКр и ЛФР ни у одного из 325 больных с лихорадочным состоянием, возникшим после присасывания клеща, выявить генетический маркер туляремийного микроба не удалось.

Заключение

Проведенное комплексное клинико-лабораторное исследование обосновывает необходимость совершенствования диагностики инфекций, переносимых клещами. Наличие лихорадки у больных с подозрением на клещевые инфекции, отсутствие эритемы либо ПА на месте присасывания клеща приводит к неопределенности и возможным ошибкам при постановке диагноза в тех случаях, когда недоступны современные методы специфической лабораторной диагностики.

В результате комплексного лабораторного обследования 325 больных, госпитализированных в инфекционный стационар с заболеванием, развившимся после присасывания или наползания клеща, с использованием методов ПЦР и ИФА у 75 (23%) из них был диагностирован клещевой энцефалит, у 40 (12,3%) - иксодовые клещевые боррелиозы, вызванные боррелиями, входящими в комплекс Borellia burgdorferi s.L, 39 (12%) - иксодовый клещевой боррелиоз, вызванный B. miyamotoi, у 9 (2,7%) - сибирский клещевой тиф и у 9 (2,8%) - Ку-лихорадка. Этиология ИПК у пациентов, пострадавших от нападения клеща, установлена на ранней стадии болезни в 52,8% случаев. Эффективность лабораторной диагностики ИПК может возрасти, если в России будут разрабатывать и использовать диагностические тест-системы (как для ПЦР, так и ИФА), позволяющие дифференцировать разные нозологические формы ИПК.

ЛИТЕРАТУРА

1. О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Российской Федерации в 2019 году: Государственный доклад. Москва : Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, 2020. 300 с.

2. Проворова В.В., Савельева М.А., Краснова Е.И., Хохлова Н.И., Филимонова Е.С., Кузнецова В.Г. Актуальные вопросы клещевых инфекций на современном этапе // Сибирский медицинский вестник. 2018. № 3. С. 46-57.

3. О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Российской Федерации в 2018 году: Государственный доклад. Москва : Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, 2019. 254 с.

4. О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Российской Федерации в 2017 году: Государственный доклад. Москва : Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, 2018. 268 с.

5. О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Российской Федерации в 2016 году: Государственный доклад. Москва : Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, 2017. 220 с.

6. О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Российской Федерации в 2015 году: Государственный доклад. Москва : Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, 2015. 200 с.

7. Platonov A.E., Karan L.S., Kolyasnikova N.M., Makhneva N.A. et al. Humans infected with the relapsing fever spirochete Borrelia miyamotoi, Russia // Emerg. Infect. Dis. 2011. Vol. 17, N 10. P. 1816-1822. DOI: http://doi.org/10.3201/eid1710.101474

8. О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Новосибирской области в 2019 году: Государственный доклад. Новосибирск : Управление федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека НСО, 2020. 280 с.

9. О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Новосибирской области в 2018 году: Государственный доклад. Новосибирск : Управление федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека НСО, 2019. 275 с.

10. О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Новосибирской области в 2017 году: Государственный доклад. Новосибирск : Управление федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека НСО, 2018. 290 с.

11. О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Новосибирской области в 2016 году: Государственный доклад. Новосибирск : Управление федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека НСО, 2017. 264 с.

12. О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Новосибирской области в 2015 году: Государственный доклад. Новосибирск : Управление федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека НСО, 2016. 250 с.

13. Сарксян Д.С., Платонов А.Е., Карань Л.С., Малинин И.Е. и др. Клинические особенности "нового" клещевого боррелиоза, вызываемого Borrelia miyamotoi // Терапевтический архив. 2012. Т. 84, № 11. С. 34-41.

14. Черных В.И., Миноранская Н.С., Титков А.В., Платонов А.Е., Усков А.Н. Клиническое течение иксодового клещевого боррелиоза, вызванного Borrelia myiamotoi, в Красноярском крае // Журнал инфекто-логии. 2020. Т. 12, № 2 S1. С. 134-135.

15. Платонов А.Е., Топоркова М.Г., Колясникова Н.М., Стуколова О.А., Долгова А.С., Бродовикова А.В. и др. Клинические проявления иксодового клещевого боррелиоза, вызванного Borrelia miyamotoi, в контексте иммунного ответа на возбудитель // Терапевтический архив. 2017. Т. 89, № 11. С. 35-43. DOI: http://doi.org/10.17116/terarkh2017891135-43

16. Яковчиц Н.В., Андаев Е.И., Бондаренко Е.И., Трушина Ю.Н., Котова И.В., Пыринова Г.Б. и др. Оценка диагностической значимости комплексного выявления маркеров инфекций, переносимых клещами, у пациентов, пострадавших от их присасывания // Инфекционные болезни: новости, мнения, обучение. 2016. № 4. С. 58-65.

17. Любезнова О.Н., Бондаренко А.Л. Клинико-эпидемиологические аспекты клещевого энцефалита в эндемичном регионе европейской части России // Журнал инфектологии. 2016. Т. 8, № 2. С. 32-39.

18. Tkachev S.E., Fomenko N.V., Rar V.A., Igolkina Ya.P., Kazakova Yu.V., Chernousova N.Ya. PCR detection and molecular-genetic analysis of tick-transmitted pathogens in patients of Novosibirsk region, Russia // Int. J. Med. Microbiol. 2008. Vol. 298. P. 365-367. DOI: http://doi.org/10.1016/j.ijmm.2007.12.010

19. Краснова Е.И., Савельева М.В., Хохлова Н.И., Рар В.А., Мельникова О.В., Сабитова Ю.В. и др. Особенности клинических проявлений и лабораторной диагностики возвратной клещевой лихорадки, вызванной B. miyamotoi в Новосибирской области // Эпидемиология и инфекционные болезни. 2017. № 2. С. 10-16.

20. Рудаков Н.В. Риккетсии и риккетсиозы: руководство для врачей. Омск : Издательский центр Омский научный вестник, 2016. 424 с.

21. Igolkina Y., Krasnova E., Rar V., Savelieva M., Epikhina T., Tikunov A. et al. Detection of causative agents of tick-borne rickettsioses in Western Siberia, Russia: identification of Rickettsia raoultii and Rickettsia sibirica DNA in clinical samples // Clin. Microbiol. Infect. 2018. Vol. 24, N 2. P. 199. e9-199.e12. DOI: http://doi.org/10.1016/j.cmi.2017.06.003

22. Яковлев Е.А., Борисевич С.В., Попова А.Ю., Ежлова Е.Б. Демина Ю.В. Заболеваемость лихорадкой Ку в Российской Федерации и странах Европы: реалии и проблемы // Проблемы особо опасных инфекций. 2015. Вып. 4. С. 49-54.

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Ющук Николай Дмитриевич
Академик РАН, профессор, заведующий кафедрой инфекционных болезней и эпидемиологии, президент ФГБОУ ВО "Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова" Минздрава России, член Правления Национального научного общества инфекционистов.
Оргздрав-2022. Эффективное управление в здравоохранении
РОСМЕДОБР 2021
Вскрытие
Медицина сегодня
Евро-Азиатская конференция по офтальмохирургии.

28-29 апреля 2022 г. в Екатеринбурге состоится IX Евро-Азиатская конференция по офтальмохирургии (ЕАКО). Свое название конференция получила неслучайно, ведь именно в городе, расположенном на границе Европы и Азии, раз в два года встречаются офтальмологи из разных регионов...

Актуальные вопросы нейроофтальмологии,

Уважаемые коллеги! 28 января 2022 года состоится XXI научно-практическая нейроофтальмологическая конференция " Актуальные вопросы нейроофтальмологии. Поражение зрительного нерва: взгляд офтальмолога, невролога, вирусолога-ифекциониста, нейрохирурга " Конференция посвящается...

Конгресс, посвященный Всемирному дню борьбы с ожирением.

В Москве пройдет Конгресс, посвященный Всемирному дню борьбы с ожирением, с международным участием С 28 февраля по 2 марта 2022 года пройдет научно-образовательное мероприятие для врачей - Конгресс, посвященный Всемирному дню борьбы с ожирением. Ожирение представляет одну из...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»