Ветряная оспа у беременных в Москве в 2009-2019 гг.

Резюме

Ветряная оспа (ВО) - широко распространенное заболевание с преимущественной заболеваемостью в детском возрасте. При первичном инфицировании во время беременности возможны развитие внутриутробной инфекции, выкидыши, неонатальная ветряная оспа.

Цель исследования - оценка клинических особенностей ветряной оспы у беременных и ее влияния на течение беременности и родов.

Материал и методы. В ретроспективном исследовании проанализированы базы данных, содержащие сведения о 37 831 госпитализации и 408 выписных эпикризов беременных в ГБУЗ "ИКБ № 1 ДЗМ" за 2009-2019 гг. Проведена оценка сезонности, возраста пациентов, срока гестации и госпитализации, наличия сопутствующих заболеваний, осложнений.

Результаты. Среди госпитализированных беременных доля больных ВО составила 2,16%. Среди беременных в Москве заболеваемость выше, чем в целом у взрослого населения, инфицирование преимущественно происходит во внутрисемейных кластерах. Случаи заражения происходили в течение всего года, с максимумом в зимние и минимумом в летние месяцы. ВО у беременных в 5,7% случаев протекала в виде коинфекции и в 6,4% - как суперинфекция на фоне хронических инфекционных заболеваний. У 20,9% выявлена сопутствующая инфекция мочевыводящих путей. Осложнения ВО диагностированы в 4,1% случаев. Выкидыши зарегистрированы в 0,7% случаев госпитализаций беременных с инфекционными заболеваниями.

Заключение. Учитывая сравнительно высокую заболеваемость ВО у беременных, целесообразно проведение скрининга на антитела к возбудителю ВО при наступлении беременности, особенно в семьях с наличием детей. При отсутствии специфических IgG рекомендуется проведение вакцинации в качестве подготовки к беременности, а также вакцинация детей как наиболее подверженной инфицированию группы.

Ключевые слова:ветряная оспа, беременность, выкидыш, роды, пневмония, менингит, коинфекция

Финансирование. Исследование не имело финансовой поддержки

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов. Концепция и дизайн - Райкович М.С., Денишаева Э.Р., Орлов Д.В., Сайфуллин М.А.; сбор данных - Ревазян Н.Р., Скоробогатова А.М., Сайфуллин М.А.; статистическая обработка - Скоробогатова А.М., Райкович М.С., Денишаева Э.Р., Орлов Д.В.; написание текста, дизайн - Зверева Н.Н., Базарова М.В., Сметанина С.В., Кулагина М.Г.; редактирование - Сайфуллин М.А., Сметанина С.В.

Для цитирования: Райкович М.С., Денишаева Э.Р., Орлов Д.В., Сайфуллин М.А., Зверева Н.Н., Ревазян Н.Р., Скоробогатова А.М., Базарова М.В., Сметанина С.В., Кулагина М.Г. Ветряная оспа у беременных в Москве в 2009-2019 гг. // Инфекционные болезни: новости, мнения, обучение. 2021. Т. 10, № 3. С. 74-82. DOI: https://doi.org/10.33029/2305-3496-2021-10-3-74-82

Согласно данным государственного доклада Главного санитарного врача РФ, среднемноголетняя заболеваемость ветряной оспой (ВО) за 2010-2019 гг. составила 560,5 случаев на 100 тыс. населения [1]. Большинство (73%) случаев заболевания приходится на детей в возрасте 1-6 лет, при этом с 2014 г. наблюдается снижение заболеваемости ВО в возрастной группе 3-6 лет, что может быть связано с внедрением вакцинации против ВО. Однако высокие показатели вспышечной заболеваемости со средним числом случаев заболевания в очаге более 15 свидетельствуют о недостаточном уровне вакцинации контактных лиц по эпидемическим показаниям. В 2019 г. в России зафиксировано более 820 тыс. случаев заболевания ВО, в том числе 5 летальных исходов, из них 4 - у детей, выявлено 3663 очага заболеваемости и более 50 тыс. пострадавших [1]. Карантинные меры и связанные с этим экономические убытки способствовали перемещению ВО на 3-е место в рейтинге инфекционных болезней по величине экономического ущерба в Российской Федерации в 2019 г. (29 млн руб.). По данным ежегодно публикуемых сведений об инфекционной и паразитарной заболеваемости, в Москве заболеваемость взрослых ВО в 2014-2019 гг. возросла от 29,8 до 46,2 на 100 тыс. взрослого населения [2].

По статистическим данным, до введения всеобщей вакцинации в 1995 г. в США в среднем регистрировали 145 смертей в год (1990-1994), связанных с ВО; после введения вакцинации в 1999-2001 гг. показатель снизился до 66 смертей [3]. В 2012-2016 гг. ВО была указана в качестве основной причины смерти в 48 записях Национального центра статистики здравоохранения США (среднегодовое значение - 9,6; диапазон от 4 до 16) и как способствующая причина смерти в 50 записях (среднее значение за год - 10,0; диапазон от 3 до 19) [4]. Введение вакцинации привело к снижению смертности от ВО во всех возрастных группах младше 50 лет [3, 4].

Заболеваемость ВО беременных в США в 1993 г. составляла 5 на 10 тыс. [5], однако исследование 7,7 млн беременных, опубликованное в 2015 г., показало существенное уменьшение заболеваемости ВО до 1,2 на 10 тыс. [6], что связывают в первую очередь с введением всеобщей вакцинации детского населения против ВО.

При первичном инфицировании вирусом Varicella zoster (VZV) во время беременности описано развитие ветряночной пневмонии у матери, синдрома врожденной ВО у плода, неонатальной ВО у новорожденных, опоясывающего герпеса в младенчестве у ребенка, а также внутриутробной гибели плода. Однако развитие опоясывающего герпеса у женщины во время беременности (эндогенная реактивация VZV) не связано с риском развития синдрома врожденной ВО у плода [7]. Ветряночная пневмония - наиболее частое осложнение VZV-инфекции, которое встречается в 25 раз чаще у взрослых, нежели у детей, и, по данным Gardella и соавт., осложняет до 20% случаев ВО у беременных [8]. В ретроспективном исследовании 21 случаев ветряночной пневмонии у женщин во время беременности была выявлена тенденция к более тяжелому течению заболевания в III триместре беременности [9]. При сравнении частоты возникновения ветряночной пневмонии и летальных исходов у больных ВО беременных и группы небеременных иммунокомпетентных взрослых данные в двух сравниваемых группах были аналогичны [10,11]. В исследовании Zhang и соавт. [6], включившем 935 беременных с ВО, пневмония была диагностирована у 23 (2,5%) пациенток, при этом не зарегистрировано ни одного летального исхода.

В российских источниках информация о заболеваемости у беременных, а также об особенностях течения и исходах ВО у беременных представлена ограничено. В исследовании И.В. Кольцовой и соавт. в 2020 г. из 20 беременных с ВО не зарегистрировано ни одного случая пневмонии и смерти [12].

Инфицирование плода или новорожденного от матери VZV может произойти внутриутробно на любых сроках гестации, интранатально или постнатально при реализации вертикального, воздушно-капельного и контактного путей передачи. Последствия для ребенка во многом зависят от срока гестации, на котором произошло заболевание беременной, и варьируют от бессимптомного инфицирования до летального исхода, особенно в случае тяжелого течения заболевания у матери.

Описаны случаи самопроизвольного прерывания беременности и гибели плода при внутриутробном инфицировании VZV в течение первых двух триместров беременности, однако в ряде исследований не было выявлено значимых различий в частоте случаев самопроизвольного прерывания беременности, внутриутробной гибели плода и живорождений у женщин, перенесших ВО во время беременности, по сравнению с контрольной группой [7, 13, 14]. В исследовании A.L. Pastuszak и соавт. число преждевременных родов (37 нед) среди женщин, заболевших ВО в первые 20 нед гестации, оказалось выше (14,3%), чем в контрольной группе (5,6%) [13]. Также в работах A.L. Pastuszak и соавт. [13] и K.L. Jones и соавт. [14] выявлена тенденция к более частому плановому прерыванию беременности у женщин с ВО по сравнению с контрольной группой, однако предполагаемый высокий риск развития аномалий, связанных с ВО, послужил причиной прерывания беременности только в 3 из 15 случаев.

Последствием перенесенной ВО может стать также синдром врожденной ветряной оспы (СВВО), который характеризуется поражением кожи, неврологическими нарушениями (церебральная атрофия, микроцефалия, периферический паралич и др.), поражением глаз, патологией конечностей, задержкой внутриутробного развития, повреждением внутренних органов и др. [15]. Риск развития СВВО зависит от срока инфицирования матери и составляет 0,4% при заболевании женщины в первые 12 нед беременности, достигая 2% при заболевании на сроке от 13 до 20 нед гестации [7, 13]. Уровень смертности в 1-й месяц жизни при СВВО достигает 30% [16]. Описаны случаи опоясывающего герпеса у детей раннего возраста, рожденных после манифестации ВО, в течение беременности матери [17].

Следствием инфицирования плода VZV в последние 3 нед беременности может стать неонатальная ВО. Риск тяжелого течения заболевания и неблагоприятного исхода у плода/ новорожденного увеличивается при заболевании женщины ВО в период 5 дней до родов и 2 дней после родов [15] - уровень смертности в таких случаях достигает 30%, так как за этот период времени не успевают выработаться материнские IgG для пассивной защиты плода или новорожденного [18]. Постнатальное инфицирование новорожденного проявляется заболеванием ВО после 12-го дня жизни и характеризуется легким течением в связи с защитным действием материнских антител [19].

Грудное вскармливание при заболевании ВО кормящей матери не противопоказано, однако в случае манифестации ВО у женщины в течение 5 дней до и 2 дней после родов ребенка изолируют от матери до окончания у нее заразного периода, кормление допускается сцеженным грудным молоком [23].

Таким образом, проблема ВО у беременных в России мало изучена.

Цель исследования - оценка клинических особенностей ВО у беременных и ее влияния на течение беременности и родов.

Материал и методы

Проведен ретроспективный анализ статистических данных и выписных эпикризов беременных, госпитализированных в ГБУЗ "ИКБ № 1 ДЗМ с 2009 по 2019 г. Для оценки была изучена база данных стационара, содержащая 37 831 запись о госпитализации беременных.

Критериями включения служили установленный диагноз "ветряная оспа" и наличие беременности или родоразрешение не позднее чем за 21 день до манифестации заболевания. В дальнейшем валидировано 408 выписных эпикризов (406 пациенток, 2 из них с повторной госпитализацией).

Проведена оценка следующих параметров: динамика числа госпитализаций по годам, сезонность, возраст, сроки беременности на момент возникновения симптомов ВО, наличие сопутствующих инфекционных и соматических заболеваний, сроки госпитализации от возникновения симптомов, сроки родоразрешения, исходы беременности, динамика течения заболевания на момент нахождения в стационаре. Дополнительно проведена сравнительная оценка течения родов и состояния новорожденных при рождении у больных ВО: определение сроков гестации на момент заболевания и родов, оценка по шкале Апгар, массы тела и длины новорожденных.

В качестве независимой группы сравнения долей первых и повторных родов была взята группа беременных, госпитализированных с диагнозом "острая кишечная инфекция" (n=72).

Для оценки значимости различий качественных признаков использовали сравнение долей в группах, их 95% доверительных интервалов (ДИ) для долей, рассчитанных на основе бутстрепа на 1000 выборок, χ2 Пирсона. Расчеты проводили с использованием программ IBM SPSS Statistics 23 и MS Excel 2010. Различия считали достоверными при р<0,05.

Результаты и обсуждение

ГБУЗ "ИКБ № 1 ДЗМ" специализируется на оказании медицинской помощи беременным с различной инфекционной патологией (за исключением ВИЧ-инфекции и сифилиса).

Акушерское отделение находится в отдельном корпусе, оборудованном операционными, родильными залами, мельцеровскими боксами.

Все беременные при подозрении на наличие ВО или находящиеся в инкубационном периоде после контакта с больным ВО при неустановленном статусе антител к VZV госпитализировались в данный стационар. По данным архива ГБУЗ "ИКБ № 1 ДЗМ", с 2009 по 2019 г. в стационар была госпитализирована 37 831 беременная, из них 818 (2,16%) - с диагнозом ВО или подозрением на нее. Диагноз ВО был установлен у 812 (99,2%). 6 женщин были госпитализированы по контакту с больным ВО, из них у 3 при обследовании выявлены IgG к VZV, 3 женщины были серонегативными, но за время нахождения в стационаре клинических симптомов ВО у них не отмечено. Повторная госпитализация была в 12 случаях. Таким образом, в базе данных ГБУЗ "ИКБ № 1 ДЗМ" за 11 лет идентифицировано 800 беременных с ВО, 12 (1,5%) из них потребовалась повторная госпитализация. За изученный период ежегодно госпитализировалось от 36 (2010) до 115 (2018) пациентов, отмечалась тенденция к росту количества госпитализаций больных ВО среди беременных (рис. 1).

Сроки госпитализации в стационар варьировали от 1 до 18 дней от начала заболевания (медиана - 3 дня). У 2 женщин ВО манифестировала во время нахождения в стационаре в связи с контактом по ВО на 7-е и 9-е сутки госпитализации соответственно.

Время пребывания в стационаре составило от 1 до 20 дней (медиана - 7 дней). Летальных исходов не было. Переведены в другие медицинские учреждения 7 (8,8%) женщин, выписаны домой - 793 (91,2%).

Больные ВО госпитализировались в течение всего календарного года, однако увеличение числа госпитализаций беременных с ВО наступало в октябре, достигая максимума в январе (14,3%; ДИ 11,9-17), и значимо по сравнению с январем снижалось в июне (8,4%; ДИ 6,5-10,5) и июле (7,0%; ДИ 5,1-8,8). Небольшое количество госпитализаций в августе-сентябре было связано с плановым закрытием роддома для санитарной обработки. Сезонная динамика представлена на рис. 2.

Возраст пациенток - от 16 до 44 лет, средний возраст составил 26,58±0,17 года, медиана - 26 лет. 4 (0,5%) женщины были старше 40 лет, 43 (5,38%) - младше 20 лет, из них 10 (1,2%) моложе 18 лет.

Рис. 1. Динамика госпитализаций беременных с ветряной оспой в ГБУЗ "ИКБ № 1 ДЗМ" за 2009-2019 гг. (n= 800)

Рис. 2. Помесячная госпитализация беременных, больных ветряной оспой, в ГБУЗ "ИКБ № 1 ДЗМ" в 2009-2019 гг. (n=800)

Рис. 3. Сроки гестации у госпитализированных пациенток

Симптомы ВО проявлялись на всех сроках гестации: среди госпитализированных в I триместре беременности у 72 (17,7%), во II триместре - у 161 (39,7%), в III триместре - у 173 (42,6%) женщин. Медиана гестационного возраста плода на момент госпитализации составила 25 нед. 45 (11,1%) женщин были госпитализированы на 40-й неделе беременности (рис. 3).

ВО как моноинфекция диагностирована у 287 (70,7%, 95% ДИ 65,3-75,1) женщин, у 26 (6,4%; 95% ДИ 3,9-8,9) как суперинфекция на фоне хронических инфекционных заболеваний [активная HSV-инфекция - 13, хронический гепатит В - 5, хронический гепатит С - 3, гарднереллез, реактивация цитомегаловирусной инфекции (ЦМВИ), сифилис, лямблиоз, бактерионосительство S. sonnei - по 1].

У 23 (5,7%; ДИ 3,4-8,1) женщин диагностирована коинфекция ВО с другими острыми инфекционными заболеваниями (у 17 - острая респираторная вирусная инфекция, 3 - респираторный микоплазмоз, 2 - острая кишечная инфекция, 1 - хламидийная инфекция, вызванная C. trachomatis). У 85 женщин (20,1%, ДИ 17-25,1) ВО протекала с сопутствующей активной инфекцией мочевыводящих путей.

У 158 (38,9%) женщин имелась сопутствующая соматическая патология (наиболее часто - 75 пациенток - анемия). У 173 (42,6%) установлено осложненное течение беременности. Антибактериальную терапию в связи с интеркуррентными заболеваниями и родами назначали 116 (28,6%) женщинам.

У 389 (95,8%) пациенток течение ВО было гладким. У 15 (3,7%) женщин была диагностирована вторичная бактериальная инфекция кожных покровов, потребовавшая назначения системной антибактериальной терапии. У 1 женщины был диагностирован ветряночный менингит, еще у 1 - ветряночная пневмония (см. ниже клинический случай).

Клинический случай

Пациентка Л., 23 года, госпитализирована в ГБУЗ "ИКБ

№ 1 ДЗМ" бригадой скорой медицинской помощи 16.02.2019 с жалобами на повышение температуры тела и сыпь на всем кожном покрове, появившуюся на 3-и сутки заболевания. Эпидемиологический анамнез: контакт с ребенком, больным ВО, от 01.02.2019.

Анамнез жизни: страдает хронической инфекцией мочевыводящих путей (пиелонефрит, цистит), хроническим гастритом, повторными острыми респираторно-вирусными инфекциями (ОРВИ). ВО ранее не болела. Вакцинация проведена в детстве согласно Национальному календарю прививок. Текущая беременность 4-я (1-я - роды, здоровый ребенок, 2 выкидыша), состоит на учете в женской консультации, на момент заболевания - 36-я неделя гестации.

При поступлении состояние средней тяжести, температура тела 37,4 °С. По всему кожному покрову - обильная папулезно-везикулезная сыпь. Единичные афты на слизистой полости рта. Кашля нет, в легких дыхание проводится во все отделы, хрипов нет. Частота дыхания (ЧДД) 18 в минуту, SpO2 98%. Сознание ясное, менингеальных симптомов нет.

В клиническом анализе крови лейкоциты 12,6×109/л, 93% нейтрофилов, гемоглобин 96 г/л, тромбоциты 171×109/л. С-реактивный белок 10 мг/л. В анализе мочи - умеренная бактериурия. В связи с воспалительными изменениями в гемограмме назначена терапия ампициллином 4 г/сут, местная обработка элементов, инфузионная дезинтоксикационная терапия.

В последующие дни пациентка лихорадила до 38 °С, отмечались новые высыпания. 19.02 кашель стал приступообразным, беспокоили слабость, головокружение, одышка с ЧДД до 28 в минуту, отмечено снижение SpO2 до 92%. В связи с ухудшением проведена обзорная рентгенография грудной клетки, выявлена двусторонняя интерстициальная пневмония. Проведено обследование носоглоточных мазков методом ПЦР на вирусы гриппа, парагриппа, коронавирус, РС-вирус, метапневмовирус, бокавирус - результаты были отрицательными. Назначена терапия ацикловиром 750 мг каждые 8 ч внутривенно, проведена замена антибактериальной терапии на цефтриаксон 2 г/сут внутривенно. На фоне лечения отмечена постепенная положительная динамика в виде стойкой нормализации температуры тела, купирования респираторных симптомов. При иммунохимическом исследовании в сыворотке крови от 17.02 обнаружены IgMVZV, IgG-VZV не обнаружены, при повторном исследовании от 25.02 произошла сероконверсия. В дальнейшем отмечена постепенная положительная динамика, температура тела снизилась через 2 сут после коррекции терапии, одышка купирована, в удовлетворительном состоянии выписана домой, родоразрешение проведено в срок в роддоме общего профиля.

Исходы беременности среди госпитализированных женщин (n=403): беременность пролонгирована у 353 (87,6%) пациенток; родоразрешение произошло у 47 (11,7%); у 3 (0,7%) женщин произошел выкидыш на 3, 6 и 9-й неделях соответственно. Среди родивших срочные роды (39-40-я неделя) зафиксированы у 45 женщин, преждевременные (31-я и 37-я недели соответственно) - у двоих. Первородящими были 18 (38,3%, 95% ДИ 23,9-52,1) женщин, у 29 (61,7%, 95% ДИ 47,9-76,1) роды повторные (у 21 - вторые, у 7 - третьи, у 1 - четвертые). Естественные роды были у 31 женщины, путем кесарева сечения - у 26.

У 41 женщины родоразрешение произошло на 1-20-е сутки от возникновения симптомов ВО, у 6 женщин ВО манифестировала на 1-5-е сутки после родоразрешения, медиана составила 8 сут от начала заболевания.

Масса тела родившихся детей варьировала от 2570 до 4640 г (медиана - 3460), длина тела от 48 до 58 см (медиана - 52). Признаки внутриутробного инфицирования выявлены у 1 ребенка, рожденного на 40-й неделе с массой тела 2570 г, на 2-й день ветряной оспы.

Ретроспективный анализ случаев ВО продемонстрировал: несмотря на вакциноуправляемость этой инфекции и преимущественную заболеваемость в детском возрасте, в Москве ежегодно сохраняется стабильный уровень заболеваемости ВО среди беременных на всех сроках гестации. Количество госпитализированных женщин не отражает в полной мере истинное число заболевших, за исключением такого показателя на последних сроках беременности, когда госпитализация осуществляется в связи с наступающими родами. Если экстраполировать показатель госпитализированных на 40-й неделе беременности за 11 лет (45 человек) на другие сроки беременности, можно предположить, что ежегодно ВО в Москве заболевают не менее 150-160 женщин, а заболеваемость составляет более 100 случаев на 100 тыс. беременностей, значительно превышая общую заболеваемость среди взрослых граждан.

Рис. 4. Сравнение долей первых и повторных родов в группах беременных с ветряной оспой (ВО) (n=47) и острыми кишечными инфекциями (ОКИ) (n=72)

Интересно отметить, что преобладали вторые роды (44,7%) у рожениц с ВО (рис. 4), тогда как порядок родов должен подчиняться естественному распределению (n1>n2>n3>n4). Для установления связи данного явления с ВО мы сравнили этот показатель с таковым у рожениц, госпитализированных с острыми кишечными инфекциями (n=72). Было установлено, что количество первородящих пациенток с острыми кишечными инфекциями (ОКИ) составило 50% (95% ДИ 38,2-62,2) и доля последующих родов закономерно убывает. При сравнении количества первых и повторных родов методом χ2 Пирсона значимых статистических различий в данных группах нами не установлено (p=0,2), поэтому можно говорить о тенденции, и для проверки гипотезы необходимо большее количество наблюдений. Преобладание числа беременных с ВО, госпитализированных на вторые роды по сравнению с госпитализированными на первые, может быть объяснено тем, что источником заражения для беременных могли служить их дети.

Заболеваемость ВО имеет сезонность, с максимумом в зимние и минимумом в летние месяцы, увеличением роста с октября по январь и вторым пиком в марте. Данное явление также можно объяснить детской заболеваемостью, сопряженной с посещением детских учреждений.

Сочетание ВО с другими острыми инфекционными заболеваниями в 5,7% случаев, хронической инфекционной патологией в 6,3% случаев, а также течение заболевания на коморбидном фоне у 38% женщин требовало увеличения количества диагностических и лечебных процедур, приводящих к увеличению стоимости лечения данных групп пациенток. Кроме того, обращает на себя внимание высокий процент сочетания ВО с инфекцией мочевыводящих путей, вследствие чего при заболевании ВО необходимо проводить исследование мочи, даже если генез лихорадочного состояния у врача не вызывает сомнений.

Преждевременное прерывание беременности было в 3 (0,7%) случаях, и эти данные соответствуют таковым в источниках литературы [7, 13]. Преждевременные роды произошли у 2 (4,2%) женщин, признаки внутриутробного инфицирования выявлены у 1 из рожденных в срок детей. В остальных случаях на фоне острой VZV-инфекции зафиксировано рождение здоровых детей, но, учитывая ретроспективный характер данного исследования, проследить за здоровьем новорожденных в последующие 3 нед было технически трудновыполнимой задачей, вследствие чего данную оценку не проводили.

Таким образом, проблему ВО у беременных можно считать недооцененной как с практической, так и с научной точки зрения. В настоящее время для снижения заболеваемости ВО целесообразно проводить скрининговое исследование на наличие анамнестических антител к VZV и в случае их отсутствия проводить плановую вакцинопрофилактику перед наступлением планируемой беременности.

1. О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Российской Федерации в 2019 году: Государственный доклад. Москва : Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, 2020. 299 с.

2. Роспотребнадзор. Статистические материалы. URL: https://www. rospotrebnadzor.ru/activities/statistical-materials/ (дата обращения: 08.02.2021)

3. Nguyen H.Q., Jumaan A.O., Seward J.F. Decline in mortality due to varicella after implementation of varicella vaccination in the United States // N. Engl. J. Med. 2005. Vol. 352, N 5. P. 450-458. DOI: https://doi. org/10.1056/NEJMoa042271 PMID: 15689583.

4. Leung J., Marin M. Update on trends in varicella mortality during the varicella vaccine era-United States, 1990-2016 // Hum. Vaccin. Immunother. 2018. Vol. 14, N 10. P. 2460-2463. DOI: https://doi.org/10.1080/21645515.2018.1480283

5. McIntosh D., Isaacs D. Varicella zoster virus infection in pregnancy // Arch. Dis. Child. 1993. Vol. 68, N 1. P. 1-2. DOI: https://doi.org/10.1136/ adc.68.1_spec_no.1

6. Zhang H.J., Patenaude V., Abenhaim H.A. Maternal outcomes in pregnancies affected by varicella zoster virus infections: population-based study on 7.7 million pregnancy admissions // J. Obstet. Gynaecol. Res. 2015. Vol. 41, N 1. P. 62-68. DOI: https://doi.org/10.1111/jog.12479 Epub 2014 Aug 28. PMID: 25164540.

7. Enders G., Miller E., Cradock-Watson J., Bolley I., Ridehalgh M. Consequences of varicella and herpes zoster in pregnancy: prospective study of 1739 cases // Lancet. 1994. Vol. 343, N 8912. P. 1548-1551. DOI: https://doi.org/10.1016/s0140-6736(94)92943-2 PMID: 7802767.

8. Gardella C., Brown Z.A. Managing varicella zoster infection in pregnancy // Cleve. Clin. J. Med. 2007. Vol. 74, N 4. P. 290-296. DOI: https:// doi.org/10.3949/ccjm.74.4.290 PMID: 17438678.

9. Smego R.A. Jr, Asperille M.O. Use of acyclovir for varicella pneumonia during pregnancy // Obstet. Gynecol. 1991. Vol. 78. P. 1112-1116.

10. Esmonde T.F., Herdman G., Anderson G. Chickenpox pneumonia: an association with pregnancy // Thorax. 1989. Vol. 44, N 10. P. 812-815. DOI: https://doi.org/10.1136/thx.44.10.812

11. Strabelli T.M., Lopes M.H., Shiroma M. Varicela durante gestação: relato de 13 casos e revisão da literatura recente [Varicella during pregnancy: report of 13 cases and review of the recent literature] // Rev. Hosp. Clin. Fac. Med. Sao Paulo. 1990. Vol. 45, N 2. P. 67-71. PMID: 2135362. [in Portuguese]

12. Кольцова И.В., Домонова Э.А., Сильвейстрова О.Ю., Козлова М.С., Цветкова Н.А., Шипулина О.Ю., Кистенева Л.Б. и др. Современные особенности течения ветряной оспы у беременных в условиях мегаполиса // Инфекционные болезни в современном мире: эпидемиология, диагностика, лечение и профилактика. Москва, 2020. С. 104-105.

13. Pastuszak A.L., Levy M., Schick B., Zuber C., Feldkamp M., Gladstone J. et al. Outcome after maternal varicella infection in the first 20 weeks of pregnancy // N. Engl. J. Med. 1994. Vol. 330, N 13. P. 901-905. DOI: https://doi.org/10.1056/NEJM199403313301305 PMID: 8114861.

14. Jones K.L., Johnson K.A., Chambers C.D. Offspring of women infected with varicella during pregnancy: a prospective study // Teratology. 1994. Vol. 49, N 1. P. 29-32. DOI: https://doi.org/10.1002/ tera.1420490106

15. Sauerbrei A., Wutzler P. Varizellen in der Schwangerschaft // DMW (Deutsche Medizinische Wochenschrift). 2004. Vol. 129, N 38. P. 1983-1986. DOI: https://doi.org/10.1055/s-2004-831837

16. Lamont R.F. et al. Varicella-zoster virus (chickenpox) infection in pregnancy // BJOG. 2011. Vol. 118. P. 1155-1162.

17. Шишов А.С., Шакарян А.К., Белялетдинова И.Х., Митрофанова И.В. Особенности клиники опоясывающего герпеса у грудных детей // Журнал неврологии и психиатрии имени С.С. Корсакова. 2019. Т. 119, № 7. Вып. 2. С. 67-73. DOI: https://doi.org/10.17116/jnevro201911907267

18. CDC. Chickenpox (Varicella) URL: https://www.cdc.gov/chickenpox/hcp/index.html (date of access February 9, 2021)

19. Sauerbrei A., Wutzler P. Neonatal Varicella // J. Perinatol. 2001. Vol. 21. P. 545-549. DOI: https://doi.org/10.1038/sj.jp.7210599

20. Санитарно-эпидемиологические правила СП 3.1.3525-18. Профилактика ветряной оспы и опоясывающего лишая.

21. CDC. Updated Recommendations for Use of VariZIG - United States, 2013 // MMWR Morb. Mortal. Wkly Rep. 2013. Vol. 62, N 28. P. 574-576. URL: https://www.cdc.gov/mmwr/preview/mmwrhtml/mm6228a4.htm?s_cid=mm6228a4_w (date of access January 16, 2021)

22. Shrim A., Koren G., Yudin M.H., Farine D.; Maternal Fetal Medicine Committee. Management of varicella infection (chickenpox) in pregnancy // J. Obstet. Gynaecol. Can. 2012. Vol. 34, N 3. P. 287-292. DOI: https://doi. org/10.1016/S1701-2163(16)35190-8 PMID: 22385673.

23. Bohlke K., Galil K., Jackson L.A., Schmid D.S., Starkovich P., Loparev V.N. et al. Postpartum varicella vaccination: is the vaccine virus excreted in breast milk? // Obstet. Gynecol. 2003. Vol. 102, N 5. Pt 1. P. 970-977. DOI: https://doi.org/10.1016/s0029-7844(03)00860-3 PMID: 14672472.

24. Marin M., Güris D., Chaves S.S., Schmid S., Seward J.F.; Advisory Committee on Immunization Practices, Centers for Disease Control and Prevention (CDC). Prevention of varicella: recommendations of the Advisory Committee on Immunization Practices (ACIP) // MMWR Recomm. Rep. 2007. Vol. 56, N RR-4. P. 1-40. PMID: 17585291.

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Ющук Николай Дмитриевич
Академик РАН, профессор, заведующий кафедрой инфекционных болезней и эпидемиологии, президент ФГБОУ ВО "Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова" Минздрава России, член Правления Национального научного общества инфекционистов.
РОСМЕДОБР 2021
Вскрытие
Медицина сегодня
Пост-релиз "Молекулярная диагностика"

Молекулярная диагностика на страже "биопорядка": как современные технологии позволяют выжить в век эпидемий Новые технологии молекулярной диагностики в эпоху COVID-19/пандемий Обеспечение массового экспресс-тестирования населения - приоритетная задача, которая поможет...

"Муковисцидоз: из детства во взрослую жизнь"

Всероссийская школа по Муковисцидозу с международным участием "Муковисцидоз: из детства во взрослую жизнь" С 24 по 25 ноября 2021 года профессионалы в области педиатрии, терапии, пульмонологии, гастроэнтерологии, эндокринологии, генетики, диетологии, микробиологии,...

Амбулаторный прием 24 ноября.

Коморбидность - бич современного общества и головная боль для каждого терапевта. Как минимизировать комбинации препаратов и, как следствие, побочных эффектов у больных с сочетанной патологией? Именно этот злободневный вопрос мы задали ведущим экспертам российского...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»