Клинико-патогенетическое значение метаболических расстройств при инфекционном мононуклеозе

Резюме

Цель работы - выявить особенности изменения процессов липопероксидации и показателей цитокинового профиля у пациентов с инфекционным мононуклеозом (ИМН) различной тяжести течения в динамике инфекционного процесса.

Материал и методы. Под наблюдением находились 58 пациентов от 15 до 35 лет (средний возраст -19±4 года) с диагнозом "инфекционный мононуклеоз Эпштейна-Барр вирусной этиологии", подтвержденным методом иммуноферментного анализа (IgM к капсидному антигену вируса и IgG к раннему антигену вируса), которые были разделены на 2 группы. 1-я - 30 пациентов со среднетяжелой формой ИМН, 2-я - 28 человек с тяжелым течением болезни. Оценены биохимические показатели (активность билирубина, аланин- и аспартатаминотрансферазы, С-реактивного белка). В динамике в сыворотке крови определен уровень содержания продуктов перекисного окисления липидов (гидроперекиси, малоновый диальдегид, церулоплазмин) и цитокинов (интерлейкины-1β, -4, -6).

Результаты и обсуждение. Выявлено, что у пациентов с ИМН процессы липопероксидации и антиокислительной защиты, а также состояние показателей цитокинового профиля зависели от периода заболевания и тяжести патологического процесса. Достоверно более высокие и стойкие изменения биохимических показателей, уровня содержания продуктов перекисного окисления липидов и показателей цитокинового профиля отмечены у пациентов с тяжелым течением заболевания. В периоде реконвалесценции данные показатели были выше по сравнению с показателями здоровых людей. Полученные результаты позволяют констатировать наличие метаболических нарушений при ИМН, выраженность которых различна в зависимости от тяжести течения и периода инфекционного процесса.

Ключевые слова:инфекционный мононуклеоз, малоновый диальдегид, гидроперекиси, церулоплазмин, цитокины

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Для цитирования: Фазылов В.Х., Дроздова Н.Ф., Валеева И.Х. Клинико-патогенетическое значение метаболических расстройств при инфекционном мононуклеозе // Инфекционные болезни: новости, мнения, обучение. 2020. Т. 9, № 1. С. 73-77. doi: 10.33029/2305-3496-2020-9-1-73-77

До недавнего времени инфекционный мононуклеоз (ИМН), вызванный вирусом Эпштейна-Барр (ВЭБ), считали доброкачественным заболеванием. В настоящее время его рассматривают как заболевание иммунной системы, при котором характерно развитие иммунопатологических реакций с агрессией провоспалительных цитокинов, массивным образованием свободных радикалов и токсичных перекисных соединений [1, 2]. На данный момент многие научные публикации освещают вопросы иммунологических изменений при ИМН. Благодаря накопленным материалам данную патологию рассматривают под другим углом - с позиции возможного затяжного, хронического и злокачественного течения [3, 4].

Цель работы - выявить особенности изменения процессов липопероксидации и показателей цитокинового профиля у пациентов с ИМН различной тяжести, вызванным ВЭБ, в динамике инфекционного процесса.

Материал и методы

Исследование проведено на базе ГАУЗ "Республиканская клиническая инфекционная больница имени профессора А.Ф. Агафонова" с 2017 по 2019 г. Под наблюдением находились 58 пациентов (41% мужчин, 59% женщин) от 15 до 35 лет (средний возраст - 19±4 года) с диагнозом "инфекционный мононуклеоз Эпштейна-Барр вирусной этиологии". В 62% случаев пациенты поступали в стационар на 4-5-е сутки от начала заболевания, в 38% -на 6-8-е сутки. Основные направительные диагнозы у 78% пациентов - "лакунарная ангина", "герпетическая ангина", у 22% - "инфекционный мононуклеоз?".

Клиническая картина заболевания характеризовалась развитием основного симптомокомплекса: синдромы интоксикации, тонзиллита, лимфаденопатии с преимущественным увеличением заднешейных лимфатических узлов, респираторный, абдоминальный, астеновегетативный синдромы, гепатоспленомегалия, а также синдром экзантемы (см. рисунок).

Пациентов, вошедших в исследование, рандомизировали на 2 группы. В 1-ю группу вошли 30 пациентов со среднетяжелой формой ИМН, во 2-ю - 28 человек с тяжелым течением болезни. Проведенный анализ клинических синдромов при поступлении в стационар показал, что в обеих группах были выражены синдром интоксикации (1-я группа -92%; 2-я группа - 100%), явления тонзиллита (1-я группа - 86%; 2-я группа - 87%) и лимфаденопатии (1-я группа -96%; 2-я группа - 100%). Респираторный (1-я группа - 53%; 2-я группа - 85%), абдоминальный (1-я группа - 43%; 2-я группа - 67%) и астеновегетативный (1-я группа - 38%; 2-я группа - 60%) синдромы статистически значимо (р<0,05) чаще наблюдали во 2-й группе. Проявления таких синдромов реактивности, как гепатоспленомегалия (1-я группа - 63%; 2-я группа - 82%) и развитие экзантемы (1-я группа - 15%; 2-я группа - 23%), также чаще отмечены во 2-й группе.

Группу контроля составили 30 здоровых доноров соответствующего возраста.

Серологическую диагностику проводили в первые дни пребывания пациента в стационаре. С помощью иммуноферментного анализа (ИФА) определяли IgM-антитела к капсидному антигену вируса (VCA) и IgG к раннему антигену вируса (ЕА), использован диагностический набор фирмы АО "Вектор-Бест" (Россия). Периоды исследования: I - при поступлении в стационар (4-8-е сутки от начала болезни), II - при выписке из стационара (2-3 нед от начала болезни), III - период реконвалесценции (1,5 мес от начала болезни).

В сыворотке крови в динамике определяли ряд биохимических показателей: уровень билирубина, аланин- (АЛТ) и аспартатаминотрансферазы (АСТ). С-реактивный белок (СРБ, мг/л) выявляли методом иммунотурбидиметрии с помощью анализатора Cobas 6000 (Roche Diagnostics, Швейцария). Цитокины [интерлейкин-1β (ИЛ-1β), -4 (ИЛ-4) и -6 (ИЛ-6)] выявляли методом твердофазного ИФА с использованием наборов реагентов фирмы АО "Вектор-Бест" (Россия). У пациентов обеих групп в острый период в сыворотке крови изучали показатели перекисного окисления липидов (ПОЛ) по уровню гидроперекисей (ГП, ед. активности/л) и малонового диальдегида (МДА, мкМ/л). Гидроперекиси и МДА определяли спектрофотометрическим методом по В.Б. Гаврилову [5, 6].

Антиоксидантную активность оценивали по активности церулоплазмина (ЦП, мг/л) в сыворотке крови (по Э.В. Тену, 1981) [7].

Статистическую обработку результатов проводили при помощи программы Statistica 6.0 и Microsoft Excel. Рассчитывали M±SD, где M - среднее значение, SD - стандартное отклонение. В случаях асимметричного распределения количественных признаков использовали медиану (Ме), а для характеристики разброса - квартили (25-й процентиль -Q1; 75-й процентиль - Q3). Различия считали статистически достоверными при р<0,05.

Результаты и обсуждение

В ходе изучения показателей липопероксидации и фермента антиоксидантной защиты в сыворотке крови в острый период у пациентов в обеих группах наблюдали значительное повышение (p<0,001) МДА, ГП и ЦП по сравнению с показателями контрольной группы.

При поступлении в стационар выявлен достоверно более высокий уровень показателей (p<0,001) во 2-й группе: МДА [Ме=5,29 (Q1= 4,27; Q3=7,85) мкМ/л, ГП Ме=21,91 (Q1=19,56; Q3=26,92) ед. активности/л], ЦП [Ме=7,861 (Q1=7,306; Q3=8,338) мг/л], по отношению к контрольной группе: МДА [Ме=0,54 (Q1=0,40; Q3=0,77) мкМ/л, ГП Ме=7,71 (Q1=6,21; Q3=8,39) ед. активности/л, ЦП Ме=3,615 (Q1=3,415; Q3=4,001) мг/л], и значимо больше (p<0,05) по сравнению с таковыми в 1-й группе: МДА [Ме=1,90 (Q1=1,56; Q3=2,42) мкМ/л, ГП Ме=15,74 (Q1=12,7; Q3=17,4) ед. активности/л, ЦП Ме=7,339 (Q1=7,147; Q3=7,486) мг/л].

При выписке показатели у пациентов 2-й группы: МДА [Ме=4,10 (Q1=2,47; Q3=4,29) мкМ/л, ГП Ме=17,62 (Q1=14,52; Q3=20,05) ед. активности/л, ЦП Ме=6,906 (Q1=6,601; Q3=7,040) мг/л] оставались достоверно выше (p<0,001) показателей пациентов из контрольной группы: МДА [Ме=0,54 (Q1=0,40; Q3=0,77 мкМ/л), ГП Ме=7,71 (Q1=6,21; Q3=8,39) ед. активности/л, ЦП Ме=3,615 (Q1=3,415;

Q3=4,001) мг/л], и статистически значимо больше (p<0,05), чем в 1-й группе пациентов: МДА [Ме=1,23 (Q1=1,02; Q3=1,39) мкМ/л, ГП Ме=10,96 (Q1=10,16; Q3=11,90) ед. активности/л, ЦП Ме=6,205 (Q1=5,606; Q3=7,031 мг/л)].

В период реконвалесценции (1,5 мес от начала болезни) у пациентов 2-й группы изучаемые показатели: МДА [Ме=2,37 (Q1=2,12; Q3=3,65) мкМ/л, ГП Ме=9,78 (Q1=9,22; Q3=10,90) ед. активности/л, ЦП Ме=5,499 (Q1=4,908; Q3=5,888) мг/л] оставались выше (p<0,05) как по отношению к 1-й группе: МДА [Ме=0,93 (Q1=0,84; Q3=0,96 мкМ/л), ГП Ме=8,75 (Q1=8,23; Q3=9,70) ед. активности/л, ЦП Ме=4,944 (Q1=4,508; Q3=5,240) мг/л], так и по отношению к контрольной группе: МДА [Ме=0,54 (Q1=0,40; Q3=0,77) мкМ/л, ГП Ме=7,71 (Q1=6,21; Q3=8,39) ед. активности/л, ЦП Ме=3,615 (Q1=3,415; Q3=4,001) мг/л].

Полученные результаты позволяют предположить, что система антиоксидантной защиты находится в напряжении и в период реконвалесценции. Возможно, это связано с повышенной концентрацией активных форм кислорода.

У всех обследуемых выявлено повышенное содержание как провоспалительных, так и противовоспалительных цитокинов. Значительное возрастание уровней ИЛ-1β, -4 и -6 наблюдали в разгар заболевания в обеих группах по отношению к контрольной группе (p<0,001) со значительным снижением величины определяемых показателей в период реконвалесценции (см. таблицу).

Увеличение содержания провоспалительных и противовоспалительных цитокинов отмечено как при среднетяжелом, так и при тяжелом течении болезни. Статистически значимое увеличение уровней ИЛ-1β, ИЛ-4 и ИЛ-6 выявлено в разгар заболевания в обеих группах по отношению к контрольной группе (p<0,001). В периоде реконвалесценции эти показатели имели тенденцию к снижению.

Определение уровня ферментов печени показало, что в группе с тяжелым течением заболевания их уровень был повышен до 5 норм: АЛТ Ме=271 (Q1=197;Q3=353) МЕ/л, АСТ Ме=208 (Q1=141; Q3=264) МЕ/л. В группе со среднетяжелым течением повышение уровня ферментов печени достигало 2 норм: АЛТ Ме=89 (Q1=41; Q3=137) МЕ/л, АСТ Ме=72 (Q1=39; Q3=112) МЕ/л. Гипербилирубинемия за счет прямой фракции выявлена в 28% случаев во 2-й группе больных при показателе общего билирубина Ме=34,4 (Q1=22,7; Q3=39) мкмоль/л.

Уровень СРБ во 2-й группе был статистически значимо (р<0,05) повышен [Ме=18,9 (Q1=14,8; Q3=22,1) мг/л] против показателей пациентов 1-й группы [Ме=11,2 (Q1=3,9; Q3=13,7) мг/л]. СРБ - наиболее чувствительный белок острой фазы заболевания: чем более выражен воспалительный процесс, тем быстрее увеличивается его концентрация; при вирусных инфекциях обычно СРБ не повышается >40 мг/л [8].

Таким образом, у пациентов с ИМН в острой фазе заболевания с учетом тяжести инфекционного процесса выявлено достоверное повышение уровня продуктов липопероксидации, концентрации ферментов антиоксидантной системы и показателей цитокинового профиля. В периоде реконвалесценции данные показатели были выше по сравнению со здоровыми людьми. Полученные результаты позволяют констатировать наличие метаболических нарушений при ИМН, выраженность которых различна в зависимости от тяжести течения и периода инфекционного процесса.

Литература

1. Vozianova Z.I., Gley A.I. Infecciyniy mononecleos yak polietioligichne zahvoryuvannya // Suchasni infeccii. 2004. Vol. 2. P. 37-41.

2. Чеснокова Н.П. О роли недостаточности резистентности и специфических иммунологических механизмов защиты в патогенезе хронического синусита // Саратовский науч.-мед. журн. 2007. № 4 (18). С. 40-43.

3. Zhou L., Li J., Wang X., Ye L., Hou W., Ho J. et al. IL-29/IL-28A suppress HSV-1 infection of human NT2-N neurons // J. Neurovirol. 2011. Vol. 17, N 3. Р 212-219.

4. Behrman R.E., Kliegman R.M., Jenson H.B. Nielson Textbook of Pediatrics. Philadelphia, 2004. P. 2615-2619.

5. Гаврилов В.Б., Гаврилова А.Р., Магуль Л.М. Анализ методов определения продуктов ПОЛ в сыворотке крови по тесту с тиобарбитуровой кислотой // Вопросы мед. химии. 1987. № 1. С. 118-122.

6. Гаврилов В.Б., Миткорудная М.И. Спектрофотометрическое определение содержания гидроперекисей липидов в плазме крови // Лаб. дело. 1983. № 3. С. 33-35.

7. Тен Э.В. Экспресс-метод определения церулоплазмина в сыворотке крови // Лаб. дело. 1984. № 6. С. 334-335.

8. Chew K.S. What’s new in emergencies trauma and shock? C-reactive protein as a potential clinical biomarker for influenza infection: more questions than answers // J. Emerg. Trauma Shock. 2012. Vol. 5. Р. 115-117.


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»